Данилов, Молога, Мышкин (главы из детского путеводителя)

ДАНИЛОВ

город мастеров

На этой небольшой станции останавливаются все поезда, идущие на север России — в Вологду и Арханегльск. «Данилов» - читают пассажиры, выглянув в окно. Кто-то, может, даже задумается — в честь какого такого Данилы назван городок? Если спросить местных жителей — да хоть бабушек, продающих пирожки на платформе, — то они скажут, что Данила этот был не абы кто, а князь, младший сын самого Александра Невского. Тоже проезжал однажды мимо, да только не на поезде, а на коне, и решил отдохнуть на берегу реки Пеленги.
На языке мерян, живших здесь в незапамятные времена, «Пеленга» значит «вкусная вода». Напился проезжий князь вкусной воды из речки, напоил коня и пустил пастись. Травы по берегам тоже росли сочные и вкусные (эти луга потом даже на герб Данилова попали).
И увидел князь, что места здешние очень хороши, а для коней — так настоящее раздолье. И велел построить на одном берегу «вкусной» речки — княжеский терем, а на другом — конюшни.
В летописях об этом ничего не говорится. Поэтому серьёзные историки считают рассказ об основании города князем Даниилом — легендой. А вот жители Данилова могут даже показать место, где стоял княжий терем — там сейчас лежит памятный камень.
Кстати, конями Данилов славился и много веков спустя. При Петре Первом здесь разводили лошадей для российской армии. Сам царь-реформатор тоже бывал в Данилове. И, как рассказывают, однажды на что-то ужасно рассердился. Чтобы задобрить Петра, местные умельцы смастерили изящные серебряные шахматы — и подарили царю, любившему эту игру. Говорят, именно поэтому на гербе Данилова изображено шахматное поле. Только клеточки там не чёрные, а зелёные — в память о заливных лугах, где паслись знаменитые даниловские кони. А серебряные шахматы из Данилова потом даже выставляли в Эрмитаже.

Даниловские Иван Иванычи

На всю Россию были знамениты самовары, сделанные в Данилове. Необходимые для производства детали мастера изготавливали дома. Причём часто бывало, что целые деревни специализировались на какой-либо одной части самовара: здесь все жители тачали крышки, там — краны. Потом детали привозили в город, на самоварный завод, где из них, как из конструктора, собирали «русские чайные машины» (так их называли в Европе).
В изготовлении самовара участвовали люди семи профессий, в том числе наводильщики (они сгибали медный лист, придавая ему форму), лудильщики (покрывали самовар изнутри слоем олова, чтобы швы не протекали) и вертельщики (крутили ручку станка при шлифовке самовара).
Самовары бывали самых разных форм. Каждый завод (а в городе их работало несколько) старался переплюнуть конкурентов, придумав, как сказали бы сейчас, самый оригинальный дизайн. В Данилове делали даже квадратные самовары! Или самовары, носившие поэтичное название «цветок лотоса».
Размеры тоже были на любой вкус. От маленьких дорожных самоварчиков, куда помещался стакан или два, до трёхведёрных великанов, из которых можно напоить чаем всю улицу.
Самовары считались признаком достатка и благополучия. Их берегли, ими гордились и передавали по наследству из поколения в поколение. Так что самовар становился почти членом семьи. Его даже было принято называть по имени — Иван Иванович.

Каша для топора

Даниловский кузнец Гаврила Красилов мастерил топоры, которые считались самыми крепкими и долговечными. Он изобрёл необычный способ закаливать сталь (то есть делать её прочной). Только что выкованный горячий топор Гаврила опускал не в простую воду, как остальные кузнецы, а... в овсяную кашу. Известно, что овёс придаёт сил — и людям, и лошадям. Как выяснилось, топорам тоже. Красиловские топоры никогда не ломались и не трескались. Покупатели приезжали за ними со всей Ярославской губернии и из других мест. Говорят, некоторые топоры, сделанные Гаврилой в позапрошлом веке, до сих пор служат людям. А чтобы избежать подделок, даниловский мастер ставил на свои изделия особое клеймо: медведя с секирой. То ли в честь герба Ярославля, то ли как знак, что с таким топором можно не только дрова рубить, но и на медведя охотиться.


МОЛОГА

Подводный уезд

В Ярославской области есть рукотворное (то есть созданное руками людей) море — Рыбинское водохранилище. Купание в нём — занятие на любителя: чтобы зайти хотя бы по пояс надо брести от берега как минимум полчаса. Особенно, если долго не было дождей. Зато отдыхающие здесь могут без всякого хвастовства сказать, что им «море по колено».
Но если знать историю этого огромного мелководья, то желание купаться может вообще пропасть. Ведь для создания Рыбинского водохранилища было затоплено почти 700 (663, если точно) деревень и сёл, несколько древних монастырей и дворянских усадеб, заливные луга с сочными травами и красивый город — Молога. Под водой оказался целый уезд.
Врезка: Затопление происходило постепенно. Полностью Рыбинское водохранилище наполнилось водой за семь лет.
Жителей, конечно, предупредили о затоплении заранее, и они успели перебраться в безопасное место. Многие смогли увезти с собой не только вещи, но и дома: деревянные избы разбирали на брёвна, связывали в плоты и сплавляли по Волге. Однако это было слабое утешение для людей, лишившихся малой родины.
Врезка: Кроме Мологи, в России есть ещё шесть затопленных городов. Но все они потом были восстановлены на новом месте и существуют до сих пор. А история Мологи навсегда прекратилась, когда вода из перекрытых плотинами рек хлынула в чашу будущего Рыбинского водохранилища.
С момента затопления прошло уже 80 лет, но душевная боль мологжан не утихает до сих пор. Каждое лето они (вместе с детьми и внуками) садятся на теплоход и плывут на середину Рыбинского водохранилища, пытаясь разглядеть под водой очертания знакомых мест.
Сейчас Молога находится на глубине около двух метров. Но в засушливые годы она поднимается на поверхность. Правда, за это время от города не осталось почти ничего, кроме мостовых, фундаментов и покрытых илом кирпичей.
Врезка: Сообщество мологжан было создано, когда Молога впервые после затопления поднялась из обмелевшего от жары Рыбинского «моря». Всего из Мологи переселили 130 тысяч человек.
Тем ценнее воспоминания, которые хранит людская память. Мологжане очень бережно относятся к истории своей затопленной земли. В Рыбинске, куда переселились многие из них, открыт музей Мологского края. Издаются книги, проводятся краеведческие конференции.
Врезка: Первоначально электростанцию на Волге планировалось строить под Ярославлем. Тогда в зону затопления попали бы Углич и Рыбинск.
Как всё безвозвратно утраченное, Молога предстаёт в воспоминаниях её жителей сказочно прекрасной. И травы-то на мологских лугах росли самые сочные, и климат там был самый здоровый — даже эпидемии чумы и холеры обходили уезд стороной. А люди так охотно помогали друг другу, что в Мологе не было нищих…

Как граф мамонта откопал

В Мологском уезде находились две усадьбы дворян Мусиных-Пушикных: Иловна и Борисоглеб. Берега реки Мологи рядом с ними украшала каменная набережная со львами — не хуже, чем в столицах.
Самый известный Мусин-Пушкин — это, конечно же, граф Алексей Иванович, «первооткрыватель» знаменитого «Слова о полку Игореве», обнаруженного им в Спасо-Преображенском монастыре Ярославля.
Врезка: Алексей Иванович Мусин-Пушкин работал и жил в Москве, но каждое лето проводил в своём любимом мологском имении — усадьбе Иловне. Здесь же он был и похоронен. Сейчас его могила скрыта водами Рыбинского водохранилища.
Алексей Иванович был неутомимый коллекционер, посвятивший жизнь собиранию древних рукописей и старинных («старопечатных») книг. Его интересовали и другие предметы старины. Неудивительно, что именно графу мологский помещик Родионов сообщил однажды об одной любопытной находке.
Родионов обратил внимание на странный пень, к которому крестьяне привязывали лодки. Приглядевшись, он понял, что это... кость какого-то ископаемого животного.
Граф Алексей Иванович, разумеется, не остался равнодушен к такому интересному факту. Он тут же снарядил экспедицию к необычному пню, в результате которой были обнаружены рог, голова, нога и другие кости, принадлежавшие, как определил граф, огромному мамонту.
Потом Мусин-Пушкин подарил скелет мологского мамонта.. императрице Екатерине Второй, которая тоже очень интересовалась наукой. Такой вот оригинальный подарок!

Первый русский финтес-клуб

В старину люди даже не подозревали о пользе спорта. Точнее об этом знали во времена Античности, а потом — напрочь забыли и начали вспоминать только в конце 19 века!
Первыми заговорили о необходимости физических упражнений просвещённые (то есть продвинутые) врачи.
Один из таких докторов, Всеволод Рудин, любивший повторять античную поговорку «В здоровом теле — здоровый дух», жил в Мологе. Рудину удалось уговорить местного богача — купца Павла Подосёнова — построить в городе гимнастическую школу, первую не только в Ярославской губернии, но и во всей России! Строительство, кстати, влетело купцу в копеечку, но он не протестовал и впоследствии ещё и содержал заведение на свои деньги.
Врезка: Купец Павел Подосёнов славился благотворительностью. На его средства в Мологе была открыта богадельня, а также издана книга по истории города.
В гимнастической школе детей обучали разным видам спорта: фехтованию, фигурному катанию, плаванию, езде на велосипеде и игре в кегли. А ещё — видно, тоже полезному для здоровья — хоровому пению. При школе построили также театральный зал со сценой и манеж для верховой езды.
Так что жители Мологи были в те времена, вероятно, самыми здоровыми в России. Кстати, Молога в конце 19 века была награждена дипломом за «образцовое санитарное состояние» — то есть за чистоту и соблюдение правил гигиены.

Память о Мологе

Образ затопленного города вдохновлял и продолжает вдохновлять многих писателей, живущих в наших краях. Мологу сравнивают с градом Китежем из старинных русских легенд, а также с ушедшей на дно океана мифической страной Атлантидой.
Врезка: По легенде, Атлантида находилась на острове, который ушёл под воду из-за землетрясения буквально за один день. Вместе со всеми жителями — атлантами.
О Мологе пишут романы и слагают поэмы, снимают фильмы и рисуют картины. На берегу Рыбинского водохранилища, в Брейтово, недавно появился памятник переселенцам из Мологи.
Примечательно, что всего через несколько лет после наполнения водохранилища, стали появляться предложения снова осушить его и вернуть затопленные земли. Споры об этом не утихают и по сей день.

МЫШКИН

Мышиное царство

Мышкин — наверное, самый детский городок нашей области. Приезжаешь сюда — и с первых же шагов словно попадаешь в сказку. Сказка эта, разумеется, про мышку. Точнее — про великое множество мышей, целое мышиное царство.
Есть в этом царстве-государстве, как положено, и свой царь по имени Мышаус. Живёт он в выстроенных специально для него мышиных палатах — нарядном деревянном доме, украшенном кружевной резьбой.
Вместе с царём в хоромах обитают настоящие живые мышки со всего света: и полевые, и пустынные, и даже летучие — целый мышиный зоопарк. Только сидят зверьки не в унылых клетках, а в уютных маленьких домиках.
Остальные подданные царя Мышауса расселились по всему городу. Мыши в Мышкине повсюду — и на вывесках, и на клумбах, и в сувенирных магазинах, и даже на гербе. Но больше всего их (около десяти тысяч!) в единственном в мире Музее мыши.
Врезка: В Мышкине учреждён даже орден Мыши — за заслуги перед городом. А за книги, фильмы или научные работы о мышах тут вручают премию «Золотая мышь» (неофициальное название — мышиный Оскар).
По музею интересно ходить и просто так, но лучше всего — с экскурсоводом. Ведь у многих мышек — своя история. Кого-то подарили знаменитые люди: поэт Булат Окуджава привёз в Мышкин двух мышей-великанов (каждая весит пять килограммов), а академик Дмитрий Сергеевич Лихачёв, изучавший «Слово о полку Игореве», подарил музею мышку по имени Гертруда.
Есть здесь мышка, которой уже 110 лет! Когда-то её сшила из серого бархата одна весёлая девушка из Екатеринодара (нынешнего Краснодара) и в шутку подкладывала... в тарелку гостям. Некоторые от испуга даже падали в обморок.
Врезка: Жители Мышкина называют себя мышкари, мышкарки и мышкарята.
Мыши в музей приезжают со всего мира. Не только из Европы, но и из далёких экзотических стран — Сингапура, Индии и Японии. Кстати, тех, кто привёз в подарок мышку, в музей пускают бесплатно.
Рассказывают здесь и легенду об основании города, главную роль в которой играет, разумеется, мышь. Однажды некий князь прилёг отдохнуть на высоком берегу Волги. Проснулся он оттого, что по его лицу пробежала мышь. Князь сначала рассердился. Но вскоре увидел, что рядом ползёт ядовитая змея. Если бы не мышка, змея ужалила бы спящего князя. В благодарность он велел основать на том месте город и назвал его в честь своей спасительницы-мышки.
Врезка: Мышкин со всех сторон окружён нетронутыми сосновыми борами. В них любил гулять детский писатель Виталий Бианки, проводивший в Мышкине летние каникулы. Именно здесь он задумал и начал писать свою знаменитую книгу о природе, которая называется «Лесная газета».
Ещё в музее мыши можно узнать, откуда в сыре дырки, увидеть гостиницу для мышей и почитать мышиные объявления. Например, такое: «Частные уроки мышиной возни. Недорого».

Мишка из Мышкина

В мышиных палатах есть целый зал, посвящённый не мышкам, а мишкам. Говорят, мыши решили немного потесниться, чтобы медведь — символ Ярославля и всей области — не обиделся. Ведь на гербе Мышкина мирно соседствуют эти непохожие звери: большой важный медведь и маленькая юркая мышка.
Мишки, живущие в музее мышек, не простые игрушки. Каждый имеет свою судьбу. Есть, например, два одинаковых медведя, которыми играли близнецы — брат и сестра. Причём приглядевшись, можно сразу понять, кто из них чей: принадлежавший мальчику — сильно потрёпан.
Но самый замечательный здешний медведь, медведь, о котором можно было бы сочинить целую книжку, скромно сидит в уголке, за стеклянной витриной. Глянешь — и пройдёшь мимо: ничего особенного, старая-престарая игрушка со склонённой на бок, усталой головой. А между тем этот мишка спас жизнь своему хозяину!
Дело было во время войны. Мама с мальчиком (и медвежонком) жили в Ленинграде, который со всех сторон окружили вражеские войска — так что жители терпели страшный голод. Кроме того, каждый день на город сбрасывали бомбы, которые разрушали дома и убивали людей. Мальчик от голода совсем ослабел и уже не вставал с постели. Целыми днями он лежал под одеялом, обнимая плюшевого мишку.
Однажды мама ушла, чтобы раздобыть хоть немного еды. А когда вернулась, с ужасом узнала, что в их дом попал снаряд. Надежды на то, что ребёнок уцелел, не было никакой: сквозь разрушенную стену виднелась кроватка, придавленная обломком потолочной балки. Если бы малыш мог ходить, то оставался бы крошечный шанс, что в момент обстрела он находился где-нибудь в другом месте. Но мама точно знала: у ее мальчика уже давно не было сил, чтобы двигаться…
Однако, когда стали разбирать завалы, обнаружилось, что ребёнок жив! Перепуганный, но совершенно целый, он лежал под железной кроватью, прижимая к груди своего медвежонка. Оказалось, когда мамы не было дома, мальчик уронил игрушку на пол. Потянулся за ней — и сам упал. Он дополз до медвежонка, который завалился под кровать, обнял его и замер: подняться обратно уже не хватило сил. И в этот момент началась бомбардировка…
Потом мама с мальчиком (и, разумеется, с медвежонком) смогли выбраться из осаждённого города. Как многие спасённые ленинградцы, они нашли приют в Ярославле — ближайшем от Ленинграда крупном городе.
Прошли годы. Мальчик вырос, выросли его дети и внуки. А плюшевый медвежонок, спасший жизнь своему хозяину, попал в музей. Экскурсоводы рассказывают притихшим посетителям эту историю, а старый мишка смотрит куда-то вдаль единственным уцелевшим глазом...

Памятник солдатским письмам

В каждом городе и даже во многих деревнях есть памятники солдатам, погибшим во время Великой отечественной войны. Но самый трогательный находится, без сомнения, в Мышкине.
На первый взгляд, ничего необычного — фигура солдата с винтовкой. Как везде. Однако подойдя поближе, люди останавливаются тут надолго, и многие не могут сдержать слёз. За спиной солдата на гладких гранитных плитах — отрывки из настоящих писем, присланных с фронта. А также — ответы домашних, которые полевая почта доставляла в окопы.
Эти письма написал уроженец деревни Мартыново, что под Мышкиным, Иван Филиппович Орлов. Уходя на фронт (это была уже третья его война, в молодости он прошёл Первую мировую и гражданскую), он оставлял в Мартыново любимую жену Матрёну (Мотю) и пятерых детей.
Сердце солдата болело об «осиротевшей» семье, о покинутом доме. Он очень волновался, не голодают ли они, и как бедная Матрёна, работавшая дояркой в колхозе, одна справляется с хозяйством и пятью ребятишками.
«Мотя, разве я не знаю, что тебе трудно будет, но что же делать, - писал Иван Орлов жене, - были бы у меня крылья, я бы слетал к тебе...»
Иван Филиппович провоевал чуть больше года — осенью 1942 года погиб под Сталинградом. За это время он успел отправить в Мартыново сорок писем, полных любви, заботы и прощальных наставлений:
«Пишу письмо, а снаряды над головой свистят… Я нахожусь в окопах и каждую минуту подвергаюсь смерти. Слушайтесь матери и не обижайте её, она у вас одна...»
Письма солдата Орлова, одного из многих миллионов погибших в той страшной войне, бережно хранились его семьёй. Но от времени буквы выцвели, бумага стала рассыпаться на сгибах. Вот жители Мышкина и решили увековечить эти простые и бесконечно трогательные слова на камне. И получился памятник, который никого не оставляет равнодушным.

МАРТЫНОВО

Кацкий стан


Недалеко от Мышкина есть удивительное место. С виду — обычная деревенька, а услышишь, как люди разговаривают, подумаешь, что заграницу попал. Слова-то на слух будто и русские, окончания и предлоги — знакомые, а что сказано — всё равно не понять.
"А, мы-то думали, ты свой, кацкий, а ты, видать, заволостный!" — догадаются кацкари и станут говорить с гостем уже по-русски.
Кацкари - они такие: и по-кацки бахорят, и по-русски разговаривают.
Место, где живут кацкари, называется Кацкий Стан, в него входит несколько поселений, расположенных вдоль реки Кадки.
"Столица" Кацкого Стана — деревня Мартыново Мышкинского района. Здесь находится музей кацкарей и выходит газета "Кацкая летопись".
Лучше всего приехать в Мартыново на какой-нибудь праздник. Их тут отмечают по-своему, по-кацки. Например, в Новый Год вместо Деда Мороза к детям приходит чудной дядька - Трифон Бородатый, из которого так и сыпятся всякие шутки-прибаутки и весёлые песенки. Ёлку тут украшают не игрушками, а цветными лентами. Кстати, украшенная ёлка по-кацки будет "убанченная".
Ёлку эту потом сжигают в масленичном костре. Костёр называется ласковым словом "палЮшка", а ёлка, горящая в нём, смешным - "полОхало". Вместе с ёлкой в масленичную "палюшку" бросают старые вещи, а в середину ставят глиняный кувшин с молоком. По кацкому поверию, в тот момент, когда кувшин лопается от огня, кончается Масленница и начинается Великий Пост.
Всё у кацкарей удивительно, всё непохоже. Вот, например, мы в магазине что делаем? Правильно, покупаем. Это от слова "копить", то есть собирать, обладать чем-то. Для нас поход в магазин — приобретение. А для кацкарей — наоборот! Здесь говорят не "купить", а "поизъяниться" - от слова "изъян", то есть недостача, нехватка. Стало быть, поход в магазин кацкари воспринимают как потерю денег, а не как приобретение вещей.
Главный храм Кацкого Стана тоже имеет очень необычное название, такого больше нигде не услышишь: Никола Топор. Причём тут топор? Может, среди кацкарей было много плотников? А вот и нет. Говорят, в старину без топора ни один кацкарь, вообще, из дома не выходил. Думаете, чтоб дрова рубить? Опять не угадали! Чтобы защищаться от страшного змея Чугрея, который, как верили в Кацком Стане, воровал людей, закручивая их в смерч и унося под облака. Против этого злодея ничего не помогало: ни копья, ни стрелы, ни заговоры. Только топор. Вот и ходили кацкари повсюду с топорами. Даже и храм свой так назвали. Может, чтобы его змей Чугрей в небо не уволок?
Но вы не "полохайтесь", то есть не бойтесь. Это всё в прошлом. В наше время никакие крылатые змеи над Кацким Станом, конечно, не летают, только самолёты-кукурузники. Весной и осенью, когда дороги размывает дождём, самолёт — единственный способ добраться до ближайшего города. Поэтому многие кацкари, особенно бабушки и дедушки, за всю жизнь никуда из своих деревень и не выезжали: ни в Ярославль, ни даже в Мышкин. Радио и телевидение появились тут не так уж давно. Услышать русскую речь, на которой говорят "заволостные" (так называют всех, кто не из Кацкого Стана) было негде. Поэтому и сохранился до наших дней удивительный кацкий язык — ласковый, весёлый и очень выразительный.
В Мартыновском музее вас обязательно научат на нём "бахорить" (ну, хотя бы немножко), покажут смешной спектакль из жизни кацкарей, расскажут о белой корове, приносящей удачу, и от всей души угостят картошкой из настоящей русской печки. Кацкари - очень любят гостей и всегда им рады.