Зуброва правда

Одним июньским днем, когда солнце пробивалось сквозь ветви могучих сосен, на поляне у ручья резвились молодые зубры. Они были сильными и выносливыми, у них была бурая шерсть и крепкие, изогнутые кверху рога. Они бодались, играя, и каждый старался показать себя перед остальными самым могучим и красивым. Среди товарищей мерился силой и молодой зубр по имени Момука. В свои три года он считался, пожалуй, самым любознательным из молодых зубров в стаде, он чтил предков и мог подолгу пересказывать истории, которые передавались от отца к сыну.
- Эй, Момука! - окликнул его приятель Мум. - Говорят, тебя опять видели вчера у дальнего озера? И не страшно тебе одному бродить там в сумерках, когда великий огненный круг катится к краю небесного луга?
(Стоит пояснить, что зубры не называли солнце привычным нам словом «солнце», для них это был священный огненный круг, который неспешно катился по небесному лугу, от одного его края до другого).
- А чего страшиться? - спросил Момука.
- А если в ночи ты встретишь стаю волков? - настороженно спросил его другой приятель Мунр.
- Старейшины рассказывали нам о волках, что охотятся стаей, - сказал Момука, - но ведь сколько мы живем в этих лесах, никто никогда их так и не видел. Да и к тому же, - гордо произнес он, - мы - потомки того бесстрашного зубра, который первым поселился в этих лесах. Подумаешь, к дальнему озеру забрести, - ухмыльнулся Момука, и, довольный собой, вскинул голову вверх.
- Верно, - закивали головами приятели, - славная правда нашего рода.
- Что-то скучно стало здесь. Давайте теперь наперегонки к могучему дубу? - предложил Момука.
- Что? Ну, уж нет, Момука… - ответил Мум. - Мы и так ушли далеко от стада, да и потом, ты, что, забыл, что с недавних пор в дупле этого дуба живет противный старый ворон? Говорят, он уж больно ученый, всё про всех на свете знает. Да только ворчливый он и, если кто к его дубу подходит, он тут же каркать начинает, того и гляди - клюнет. Слышал я как-то, издалека, какой противный крик он поднимает на всю чащу, лучше, право слово, туда вообще не ходить.
- Мы что же, ворона испугаемся? - спросил Момука. - Поворчит и перестанет.
- Э, нет, Момука, - покачал головой Мунр. - Наслышаны мы об этом вороне. Не нужны нам неприятности. Мы возвращаемся домой.
- Хорошо. – сказал Момука. - Тогда я пойду один. Интересно мне посмотреть, что это за ворон такой.
- Сходи, раз делать нечего, - насмешливо ответил Мунр. – Быстро развернет тебя эта важная птица. Следом за нами и придешь. Ненадолго к ужину опоздаешь… - И, усмехаясь, друзья направились обратно к стаду.
Момука ухмыльнулся и отправился к дальнему месту.
В лесу было тихо. Лишь один раз, спеша по своим заячьим делам, дорогу перебежал молодой заяц. Момука шагал, любуясь цветущими травами, и с удовольствием втягивал влажным носом их аромат.
Вскоре показался пригорок, на котором рос тот самый могучий дуб с огромной сломанной ветвью. Момука остановился. На первый взгляд - никого. Вот оно и дупло, где, должно быть, живет старый ворчун. Вдруг из-под ног Момуки взвилась вверх большая бабочка. Момука уже видел подобных бабочек в лесу. У неё были желтые крылья с черно-синими полосками по краям. Только Момука загляделся на ее красоту, как в небе появился дрозд и закружил рядом - видимо, у него были на бабочку свои планы. «Э, нет, - подумал Момука. - Не тронешь» и угрожающе мотнул головой. Дрозд не испугался, и Момука снова вскинул голову, демонстрируя свое главное устрашение - рога. Да только в этот раз молодой зубр так старался, что попал рогами как раз по стволу старого дуба. Дрозд, испугавшись, улетел, а из дупла послышалось сонное ворчание:
- Кто там еще? - спросил скрипучий голос. - Только решил вздремнуть…
Из дупла высунулась черная воронья голова. Ворон уставился вниз на Момуку, а затем, кряхтя, медленно вылез из дупла и уселся на ветку. На шее у него болтался какой-то блестящий кругляш. А дальше случилось странное: ворон ловко подцепил кругляш лапой, посмотрел на него, сощурив левый глаз, и сказал: «ну вот, старина Арр, поспал ты ровно полчаса…».
«Пока не буйный и не возмущается…» - подумал про себя Момука, с любопытством глядя на ворона. И только он это подумал, как ворон, словно опомнившись, прикрикнул на него:
- Что это такое? Зубр? Ступай, возвращайся к себе в стадо. Шу-шу-шу! - и он замахал крыльями, прогоняя Момуку.
- Здравствуйте! – сказал Момука.
- Никаких «Здравствуйте»! – строго ответил ворон, явно не намереваясь продолжать разговор. - Нельзя точить рога об мой дуб.
- Но я не точил рога, - возразил Момука, - я отгонял дрозда. И он указал на бабочку, которая все еще мирно сидела на траве.
Ворон глянул на бабочку:
- Махаон обыкновенный, - пробурчал он, и, сложив крылья за спиной, начал важно расхаживать по ветке, - названа в честь греческого врача Махаона. Занесена в Красную книгу.
- Чего-чего? – Момука не понял ни слова.
Все-таки странный был этот ворон, он запросто говорил слова, которые Момука никогда слыхом не слыхивал. Какого врача… какую книгу…
Ворон остановился, будто в задумчивости.
- Собираетесь её съесть? - спросил Момука и предупреждающе стукнул копытом об землю.
- Что? - возмутился ворон. - Помилуйте! Я цивилизованный ворон. Ведь мы живем не в каменном веке! - и он размял крыло. - Так, все. Мне пора возвращаться к работе, а ты мешаешь мне. Всего доброго. Уходи.
- А что это вы командуете? - промычал Момука, тряся головой. - Вот все птицы как птицы, летают себе, а вы вдруг решили, что на эту часть дубравы никому ходить нельзя!
- Да! - ответил ворон. - Я здесь занимаюсь наукой, и мне, как исследователю, необходимы покой и тишина!
Момука знал только одну науку. Это была наука обороны, которой его обучил отец. Когда стаду грозила опасность, все взрослые зубры вставали в круг, чтобы защитить собой несмышленых зубрят.
- И что же вы изучаете? - спросил Момука.
- Я изучаю людей и пишу о них большой труд, - ответил ворон.
Момука, конечно, знал людей, он часто видел их по ту сторону окаменевшего кустарника. Они были безобидными, и отчего-то не ступали на передние лапы, а ходили только на задних. В целом люди были немного странными, хотя и не такими странными как ворон, конечно.
- Вообще-то, эти леса предназначены для всех! – сказал Момука. - И мы, свободные славные зубры, имеем право ходить когда угодно и где угодно.
- Аха-ха, - тихонько рассмеялся ворон. - Свободные зубры? - переспросил он Момуку. - Я бы, конечно, мог и согласиться, но моя натура ученого не позволяет мне говорить неправду, поэтому я лучше промолчу. А ты - возвращайся к себе в стадо и не отнимай мое время.
И, поспешно глянув в очередной раз на сверкающий кругляш, висевший у него на шее, ворон скрылся в дупле.
Момука остался стоять под деревом. Из дупла донеслись шуршание и скрежет. Что делал в дупле старый ворон, оставалось только догадываться. Момука во второй раз со всей силы ударил рогами по дубу.
- Что опять? - раздался крик ворона. Он высунулся из дупла и посмотрел вниз. В этот раз ворон выглядел еще более странно: на клюве у него были надеты очки, а в лапе он держал карандаш. Но Момука никогда не видел и не знал таких предметов, поэтому решил, что старый ворон не в себе, раз нацепил на себя не пойми что.
- Ворон, я вижу, вы не согласны, что зубры - свободный народ? Что ж, тогда я с удовольствием расскажу историю нашего славного рода, и вы убедитесь в этом сами, - и Момука гордо поднял голову, готовясь начать рассказ.
Ворон выпорхнул из дупла так резко, что на землю посыпались исписанные корявым почерком страницы. Момука решил, что это листья какого-то диковинного дерева. И где только старый ворчун их раздобыл?
- Ну я же просил тебя! Ты мне мешаешь! - взмолился ворон. - А историю зубров я давно и хорошо знаю! Может, вы, когда-то и были свободно скачущими, но теперь вы живете в заповеднике, несмышленый ты! За вами приглядывает человек! Он вам жизнь здесь и обеспечивает. Защиту, в первую очередь.
Момука ничего не понял.
- А что такое заповедник? - спросил он.
- Ну… такая огражденная территория! Особая! - ответил ворон, кажется, невольно увлекшись беседой, и уселся на ветку.
- Ну это неправда - снисходительно промычал Момука. - Нет у нас в лесу никаких ограждений! А люди живут за дальними зарослями каменного куста.
И видя, что ворон его не понимает, пояснил:
- Это такой древний куст, который так долго живет на свете, что от старости превратился в камень, да такой крепкий, что ни один рог его не сломает. Этот каменный куст оплел дальние чащи нашего леса, - сказал Момука и, вздохнув, добавил, - уж и не знаю, что с этим кустом делать…
Ворон развёл крыльями и прокаркал:
- Ничего с этим кустом, как ты его называешь, сделать не получится. Этот куст - заповедное ограждение и есть. Старый ворон Арр всегда говорит правду. А теперь тебе пора возвращаться домой!
Момука слушал и не верил своим ушам. Ограждение? Человек приглядывает? Нет, он точно не от мира сего, этот ворон. «С ним даже разговаривать невозможно. Пойду-ка я и вправду. Невыносимый тип». Момука, вздохнул и, покачав головой, развернулся к дому.
Момука удалялся. Конечно, ворон, скорее всего, сумасшедший, но слова его запали Момуке в душу. «Да нет, быть того не может, – размышлял Момука. - Зубры всегда были свободным народом. А люди просто живут в лесу по другую сторону». Вернувшись к лежбищу, он почти не притронулся к траве. Его мама, красавица Моо, и старая тетка Моара спросили его, не болен ли он, и Момука ответил, что просто устал весь день состязаться в силе и резвости с товарищами. Вечером он лежал под облюбованной сосной и все думал над словами ворона. Вскоре стемнело, на лес опустилась ночь. Момука вглядывался в небо в ожидании первых звезд.
Зубры издревле считали, что первые звезды – это выходящие на ночной луг первые зубры великого небесного стада. Самые смелые идут впереди, а за ними неспешно появляются и другие. И вот уже всё многочисленное стадо собирается на небесном лугу. А луна - это их смелая предводительница, вожак рода - небесная Муна. Она ведет свое огромное стадо сквозь луг всего мира. И когда зубры на земле видят небесное стадо, важно шествующее в ночи, то передают им свои низкие поклоны. Интересно, видят ли небесные зубры стадо Момуки сверху? Вот бы встретиться с ними и пойти вместе по небесному лугу. Какие дивные истории рассказывают их старейшины молодым? Так, в размышлениях, Момука и заснул.
На следующее утро он решил наведаться к вожаку стада - мудрой и справедливой Муаш-Мо. Уж если кто и сможет рассудить слова ворона, то это она.
Муаш-мо пользовалась высочайшим почетом и по обычаю дремала под огромной елью, густые ветви которой укрывали её в непогоду от ветра, дождя и вьюги.
- Здравствуйте, многоуважаемая Муаш-Мо, - сказал Момука и вежливо поклонился.
Муаш-Мо лежала на подстилке из мягкой хвои. Она приоткрыла левый глаз и поприветствовала молодого зубра кивком.
- Вчера я встретил ворона, который недавно поселился в дубовой роще… - начал Момука. - Я хотел рассказать ему историю нашего рода, поведать о том, как наши предки заселяли эти леса, но он ответил, что за нами приглядывают люди, и что каменный куст — это не куст вовсе, а какое-то ограждение…
Момука переживал, что рассудительная Муаш-Мо лишь рассмеется, услышав такие слова, однако она открыла оба глаза, тяжело поднялась с колен и взволнованно переспросила:
- Ворон рассказал тебе это?
Момука кивнул. Муаш-Мо замолчала, понурив голову.
Прошло некоторое время, прежде чем она вздохнула и вышла из-под тени еловых лап на солнце. Момука последовал за ней.
- Так это правда? – тихо спросил он.
Муаш-Мо смотрела вдаль.
- Ты ведь знаешь историю нашего первого предка, жившего в этих лесах, славного зубра по имени Пуслав?
Момука кивнул.
- Видимо, пришло время рассказать тебе правду. – вздохнула она. – Это было давно, в те времена, когда первые деревья подпирали собой небесный луг, и сам священный огненный круг мог запутаться в их густых ветвях. Первые изумрудные поляны были полны сочными травами, и средь этих трав текли прохладные ручьи, которые, соединяясь друг с другом, рождали широкие реки. Это было тогда, когда наши предки еще не знали зла. Они жили в огромных стадах, охраняли молодых, заботились о старых…
Но однажды пришли люди. Они сточили у корней первые деревья, сгубили сочные поляны, уничтожили многих зверей, которые мирно жили в густых лесах. Так и зубров ждала ужасная участь - человек почти полностью истребил наш род. Первые люди не жалели никого, и никого на свете они не считали равными себе, на все живое глядя свысока. Но минуло много суровых зим, сменились многие поколения, родились новые люди, и они были другими. Одним из таких был человек-Михаил. Так его звали. Он был не похож на прежних людей и хотел сохранить уцелевших зубров. Он-то и нашел твоего прадеда Пуслава, а затем привел его в эти леса, где было безопасно.
Момука слушал, едва дыша.
- Человек-Михаил и его соплеменники помогли зубрам выжить. Они защитили нас от своих же сородичей. Зубр никогда не знал такого человека прежде… - сказала предводительница стада. - До конца своих дней человек-Михаил хранил преданность зубрам, он даже поселился здесь же, рядом. Это была история невиданной дружбы зубра с… человеком… - тихо добавила она.
- А почему вы раньше никому не рассказывали об этом? - выдохнул Момука.
- Рассказать о том, что весь род наш чуть не вымер? - воскликнула она. - В нашей истории нет ничего славного! Да и как относиться к людям? С благодарностью? Но как можно забыть, из-за кого все это случилось? Это горькая правда, Момука, - сказала она и, медленно развернувшись, скрылась за густыми ветвями.
Момука шел и не понимал, куда идет. Он просто брел, опустив голову и глядя себе под ноги. Момуке казалось, что еще с утра он был беззаботным и юным, а после разговора с Муаш-Мо стал другим, совсем взрослым.
Он и не заметил, как дошел до края той самой дубравы, где был накануне. Увидев старый дуб, он устало опустился на колени. Из дупла высунул голову ворон, и, увидев Момуку, радостно выпорхнул ему навстречу.
- Здравствуй, Момука. После нашей вчерашней встречи я вот даже имя твое разузнал, – сказал он и вздохнул. - Ты хороший зубр, и я вижу, что ты расстроен. Прости меня, старого дурака, не стоило мне тебе все это говорить, - сказал он. - Все это моя дурная привычка говорить правду…
- Какой бы горькой ни была правда, она должна быть… - вздохнул Момука.
Ворон вспорхнул с ветки и присел рядом.
- Расскажите мне всё о людях, ученый ворон Арр, - попросил Момука.
И ворон согласился. С того дня Момука каждый день приходил к старому дубу, чтобы узнать что-то новое.
Ворон рассказал о заповеднике, о тех редких людях, что решили посвятить свою жизнь спасению и защите зубров. Оказалось, более семисот зубров родилось с тех пор, как предок Момуки, Пуслав, поселился в этих лесах. А человек-Михаил был директором заповедника, то есть самым главным, почти как мудрая Муаш-Мо, так понял для себя Момука. Ворон рассказал и о других жителях этого леса, которых, оказывается, как и зубров, тоже осталось очень мало в этом мире.
- Не грусти, Момука - сказал ворон, - то, что вы живете в заповеднике, это даже хорошо. Лес огромен, вы можете вдоволь гулять, и здесь вам не грозит опасность.
Момука поинтересовался у ворона, откуда он все это знает, и выяснилось, что один добрый человек подобрал его, когда тот был еще совсем птенцом. Человек этот оказался не простым человеком, а ученым, и всю свою жизнь посвятил изучению птиц. Он и обучил ворона грамоте и всему, что знал сам. Ворон жил в доме ученого до конца его дней... На этом месте ворон стал печален и оборвал свой рассказ.
- А почему ты поселился именно у нас? - спросил Момука.
Ворон довольно закряхтел:
- Да потому что здесь тихо, и это идеальное место, чтобы писать труд о людях. Ничего не отвлекает, для меня это важно. А над вашим заповедным лесом даже самолеты низко не летают. Запрещено.
Момука знать не знал, кто такие эти птицы-самолеты, и ворон, как мог, объяснил ему и про самолеты.
Ворону очень нравился дуб, который он подобрал себе для жилья. Оказалось, меж могучих корней дуба пряталась давно заброшенная кем-то просторная нора. Ворон сделал в норе собственное маленькое хранилище знаний - библиотеку. Когда он не был занят написанием своего труда, то часто отпирал нору и, поправив очки на клюве, читал Момуке книги, мягко шурша белыми страницами.
Однажды друзья так разговорились, что не заметили, как стемнело. Момука остался ночевать там же, под деревом. Два друга, зубр и ворон, молча глядели, как на небе появляются первые звезды.
- Взрослые зубры всегда обучают молодых зубрят, - прервал молчание Момука, - чтобы в будущем мы не совершали тех же самых ошибок, что совершили когда-то наши предки. Ворон, а люди передают истории своих ошибок детям? Они рассказывают детям о том, что в прошлом чуть не уничтожили нас, зубров? - вдруг спросил Момука.
- Рассказывают, Момука, - тихо ответил ворон. - Я долго наблюдаю за людьми, они становятся мудрее.
Момука засыпал.
- А, что, если дети забудут нашу историю? - сонно спросил Момука.
- Не забудут, - ответил ворон и посмотрел за край леса. - Я надеюсь, они не забудут.
Стояла теплая июньская ночь. Все звездное стадо до единого вышло на небесный луг. Их уверенно вела за собой в бесконечность прекрасная Муна.


Конец.