Однажды Петя

Однажды Петя шёл по улице и провалился в лужу. Лужа оказалась неглубокая, и Петя кубарем выкатился с другой стороны и упал на асфальт. Поднялся, отряхнулся. Вроде ничего не болит. Но странное дело — он же в лужу упал, а ботинки и брюки сухие! Петя решил, что у него, наверное, закружилась голова. Может, солнце напекло?
Но солнца в тот день не было. Даже наоборот — с серого неба сыпались редкие мелкие капельки дождя.
Что-то не сходилось, и Петя задумчиво присвистнул.
Пете было девять лет. Он уже ходил в третий класс и много чего знал. Он уже самостоятельно прочитал тридцать восемь книг. Но главное — Петя был очень наблюдательный. И первое, что он заметил: люди вокруг стали немного другие.
Никто не бежал, не торопился. Все прохожие улыбались.
«Почему я раньше не видел, что вокруг такие счастливые люди?» — подумал Петя.
Он тоже улыбнулся, хотя ещё минуту назад очень переживал, что опаздывает на тренировку по футболу. Именно поэтому Петя бежал так быстро, что не заметил лужу и провалился в неё. А теперь ему стало спокойно, и спешить никуда не хотелось.
«Стоп! Я провалился в лужу?» — Петя недоверчиво посмотрел на лужу. Она была чёрная-чёрная. Петя подошёл поближе, пытаясь разглядеть дно и понять, отчего это он кувырком полетел, просто наступив в маленькую лужицу. Странное дело — в воде не было Петиного отражения. Только чёрная пустота.
Обычно Петю такая пустота испугала бы, но сегодня всё было не так. Вместо страха Петя испытывал лишь любопытство.
«Один раз уже я наступил в эту лужу. Надо бы повторить эксперимент», — сказал он себе и двумя ногами прыгнул прямо в середину лужи. И снова провалился. Петя тут же выскочил с другой стороны. Люди всё так же бежали по своим делам, но больше никто не улыбался. Все были напряжены и сосредоточены. И на сердце у Пети вновь появилась тревога: вот он стоит тут, рассматривает прохожих, а его тренировка началась уже десять минут назад!
«А в луже всё спокойней, там я совсем не переживал. Зачем мне эти волнения?»
И тогда Петя сделал то, что сделал бы на его месте любой. Он снова прыгнул в лужу. Когда Петя вылетел с другой стороны, он опять был спокоен, а вот любопытство никуда не ушло, только усилилось.
«Не до футбола сейчас», — решил Петя.
Он пошёл во двор своего дома. Надо было узнать, изменилось ли что-нибудь там. Но больше всего Петю интересовало, что стало с его друзьями.
— Петя! — раздался мамин голос где-то совсем рядом.
Петя оглянулся. Из магазина вышла его мама и помахала ему рукой.
— А почему ты не на футболе?
— Мама, я тут подумал... А мне обязательно идти сегодня на футбол?
— Нет, конечно, зайчик мой. Если хочешь, иди поиграй во дворе с друзьями.
Петя удивился. Он думал, мама будет сердиться, а она отправила его гулять.
— Хорошо, я тогда часок-другой поиграю и приду домой ужинать.
— Договорились. Ну, беги, — мама пошла в сторону дома.
Озадаченный Петя побрёл во двор. Там его ждала фантастическая картина: два хулигана из параллельного класса, Горохов и Семёнов, вовсю играли в шахматы! А рядом стояла Петина одноклассница Катя и наблюдала за партией, изредка хмыкая или кивая головой, в зависимости от того, хороший был ход или плохой.
— Привет, команда, — сказал Петя и сам удивился. Он никогда раньше не называл Горохова и Семёнова командой.
— Привет, Штурман, — ответила Катя. Горохов и Семёнов даже не посмотрели в сторону Пети, а только пробормотали: «Привет».
— Я думал, вы играете во что-то более захватывающее, — признался Петя. Они никогда ведь раньше в шахматы не играли. — Но шахматы интереснее, — неожиданно для себя добавил он.
— Сыграем? — предложила Катя.
— Конечно! — согласился Петя
Они начали играть.
— Капитан, — обратился Петя к Кате. — А я сегодня провалился в лужу. Очень странная лужа. Чёрная такая, в ней ничего не отражается. Как думаешь, у меня может быть солнечный удар?
Катя посмотрела на небо.
— Нет, сегодня солнца нет, — ответила она. — Ходи.
— Знаешь, что будет, если провалиться в эту лужу?
— Нет. Шах!
— Тебе не интересно?
— Мат! Ты слишком отвлекаешься, — сказала Катя. — Хорошо, покажи мне эту лужу.
Петя и Катя пошли на улицу. Лужа была на месте. Около неё стояла группа взрослых ребят. Петя по опыту знал, что такие компании могут быть опасны, но ему стало любопытно, что они тут делают. Может, они тоже провалились в лужу?
— Вóт эта лужа, — сказал Петя и показал Кате на чёрное пятно посреди асфальта, а потом подошёл к взрослым ребятам. — А вы тоже лужу заметили?
— Там действительно нет отражения, — крикнула Катя.
— Нет, мальчик, — ответил один из парней. — Мы тут обсуждаем, в какой институт лучше поступать. Лужи нас сейчас мало интересуют. Тебе мороженое купить?
— Капитан, мороженое хочешь? — спросил Петя Катю.
— Да, — согласилась она.
— Купить, — сказал Петя.
Парень сходил в магазин и вынес два эскимо.
— Такое пойдёт?
— Моё любимое, спасибо, — ответил Петя.
Петя и Катя стояли возле лужи и ели мороженое.
— Мороженое какое-то бракованное, — сказал вдруг Петя.
— Разве так бывает? — засомневалась Катя.
— Оно же должно быть вкусным, а это просто никакое.
— Хочешь, попробуй моё.
Петя откусил от Катиного эскимо.
— У тебя тоже какая-то вата. Если хочешь, доедай оба. А я тебе сейчас кое-что покажу.
Петя отдал своё эскимо Кате и прыгнул в середину лужи. Стоило ему выскочить с другой стороны, как он начал беспокоиться о том, что пропустил футбол. Мама же не разрешает пропускать тренировки и гулять, если уроки на завтра не сделаны. А уроков ему задали очень много. Он снова с тоской посмотрел на лужу.
«С другой стороны намного лучше», — подумал он и прыгнул обратно.
— Хмммм, — хмыкнула Катя. — Интересная лужа.
— Хочешь попробовать в неё прыгнуть? — предложил Петя.
— Нет, я такое не люблю, — уверенно ответила Катя. Компания даже внимания не обратила на то, как Петя пропал в луже, а потом вновь появился.
Петя и Катя вернулись во двор и сели на лавочку.
— Ну, как тебе лужа? — спросил Петя.
— Чёрная, — подтвердила Катя. — Глубокая?
— Да нет. Но с другой стороны всё так же, как тут. Только немного по-другому.
— Лучше?
— Да нет. Там как-то неспокойно, а тут никаких тревог. И все как будто добрее. Ты не замечала?
— Что значит “добрее”?
— Ну, все просто вежливые, спокойные. Мама не ругается. Старшеклассники не обижают, угощают мороженым. Разве это нормально?
— А как должно быть? — спросила Катя.
— Так и должно! Это правильно. Но могло бы быть по-другому.
— Не понимаю.
— Вот с другой стороны лужи много забот, переживаний.
— Может, тогда стоит знак поставить, чтобы люди случайно в лужу не провалились? — предложила Катя.
— Хорошая идея. А то не всем понравится с той стороны.
Они нашли несколько палочек и соорудили из них пирамидку, на которую прикрепили кусок фанеры.
— Осталось только подравнять края знака. Доставай пилу, — попросила Катя.
— У меня нет пилы, — признался Петя.
— Посмотри в бардачке.
— У меня нет бардачка.
— Ладно, я у себя посмотрю, — ответила Катя и нажала на маленькую кнопку за ухом. Тут же в груди у неё открылась небольшая дверца. Катя запустила в отверстие руку, вынула оттуда небольшой лобзик и начала старательно спиливать углы фанерного знака.
Петя молча наблюдал за ней, и вдруг спросил:
— Кать, где твоё сердце?
— Что такое сердце? — не поняла Катя.
— Сердце — это орган, который двигает кровь по организму, разве ты не знала?
— Я о таком никогда не слышала.
— А как же чувства? Радость, злость, страх, любовь?
— Чувства бывают только в сказках, — уверенно ответила Катя.
Петя задумался. Он с первого класса дружил с Катей, но никогда даже не подозревал, что она не совсем обычный человек.
— А как же ты двигаешься без сердца? — наконец спросил он.
— Как и все: мой мотор вырабатывает энергию, которая поступает в руки и ноги, и они шевелятся. Вообще я в этом плохо разбираюсь, мы это ещё не проходили.
— Ты что, робот?
— Ну да, а ты что думал?
— А ты всегда была роботом?
— Конечно.
— А твои родители тоже роботы?
— Конечно.
— Я и не догадывался.
— Странно, ты же сам робот!
— Нет, я обычный мальчик, — возразил Петя.
— Ну конечно.
— Не веришь?
— Если ты считаешь себя классическим человеком, я не буду с тобой спорить. Я вот считаю себя Принцессой огня.
— Я тебе докажу, что я обычный человек, — Петя пальцами оттопырил уши. — Смотри, никаких кнопок.
— Естественно, ты же другая модель.
Катя протянула руку и потянула Петю за мочку уха. Внутри Пети что-то зажужжало. Он опустил глаза и увидел, что в груди у него такое же отверстие, что и у Кати. Внутри виднелись разные инструменты, болты и пружины.
— Странно, я ведь ещё утром был обычным мальчиком, — удивился Петя.
— Не забудь закрыть бардачок, — посоветовала Катя.
— Капитан, а что напишем на знаке? “Осторожно, чёрная лужа”?
— Штурман, ну это же непонятно. Лучше: “Осторожно, бездонная лужа”.
— Она действительно бездонная, — согласился Петя.
Они направились во двор.
— Капитан, а тебе нравится быть роботом?
— Да, а тебе разве нет?
— Я как будто ничего не чувствую, — признался Петя. — Без сердца непривычно.
— Без него лучше, — пожала плечами Катя. — От него мотор может испортиться.
— Но как жить без радости?
— Беззаботно и преспокойно.
— А хочешь, я покажу тебе, что чувствует обычный человек?
— Зачем?
— Это как школа. Мы же ходим в школу, чтобы чему-то учиться. Я могу тебя тоже чему-то новому научить. Хочешь?
— Учиться я люблю. Давай, я согласна.
И они вернулись к луже.
Вот только лужи больше не было. На её месте стояла большая машина с цистерной, а рядом люди в фиолетовых комбинезонах. Один водил длинным шлангом по асфальту, засасывая внутрь воду, другой напряженно что-то тёр шваброй. Рядом валялся поломанный фанерный знак.
— Дети, не мешайте, уходите, — потребовал человек со шваброй.
— Вы тут лужу не видели? — спросила Катя.
— Нет и не было никакой лужи.
— Но мы же видели, — возразила Катя.
— Ничего вы не видели. Идите домой сейчас же, а то мне придётся вас выключить и забрать в полицейский участок.
Петя потянул Катю за рукав и шепнул:
— Не стоит с ними спорить.
Петя и Катя отошли в сторону.
— Кто это? — спросила Катя.
— Взрослые, — ответила Петя. — Делают, что хотят.
— Что-то тут не так.
— Да, и теперь я не смогу вернуться назад. И тебе не смогу ничего показать.
Фиолетовые комбинезоны в это время сели в машину, и она медленно поехала.
— Что же делать? — растерялся Петя.
— Придумала! — объявила Катя и подняла вверх указательный палец.
Неподалёку стояло такси. Катя подбежала к машине, открыла заднюю дверь и бухнулась на сиденье.
— Поезжайте за той цистерной, — попросила она водителя.
Водитель кивнул и завёл двигатель. Петя еле успел запрыгнуть в машину.
Такси на расстоянии следовало за цистерной. Так они ехали полчаса, а то и час, пока цистерна наконец не остановилась. Такси притормозило поодаль.
— Смотри, ещё одна лужа, — показала Катя на чёрное пятно посреди мостовой. — Ты можешь успеть прыгнуть в неё, пока они не достали свой насос.
Петя с Катей вылезли из такси и пошли к луже. Фиолетовые комбинезоны возились в кабине.
— Капитан, лучше тебе остаться тут, а то не известно, сможешь ли ты вернуться обратно.
— Да, как-нибудь в другой раз посмотрю на ваш чуднóй мир, — согласилась Катя.
— Ну, я полетел, — сказал Петя и прыгнул в середину лужи.
Но ничего не произошло. Его ноги зависли в воздухе, так и не коснувшись поверхности воды.
— Хулиганы, — объявил знакомый голос над ухом. Человек в фиолетовом комбинезоне стоял рядом с Петей и держал его рукой за воротник. Петя болтался в воздухе, будто котёнок, которого держат за шкирку. — Я же вас предупреждал.
Человек достал из-за пазухи прямоугольный прибор с длинной ручкой.
— Беги! — крикнула Катя и изо всех сил толкнула человека с прибором. Тот потерял равновесия и сделал шаг в лужу, и тут же провалился вместе с Петей.
Они перекувырнулись и вылетели с другой стороны. Петя вскочил и бросился бежать, что есть сил. Сначала он слышал позади себя тяжелый топот, потом ему казалось, что он слышит топот, а потом никакого топота не стало.
За Петей никто не гнался. Но он всё равно бежал и бежал. Не останавливаясь, он домчался до своего дома и взлетел на третий этаж.
Петя стоял возле своей квартиры и тяжело дышал.
«От мамы-то не убежишь», — подумал он и поднял руку, чтобы позвонить в дверь, но остановился. Тщательно ощупал уши, потом проверил кожу за ушами, даже задрал футболку. Никаких кнопок и дверец не было.
— Я снова человек!
И он громко выдохнул.
Дверь квартиры открылась.
— Пётр, где ты был? — строго спросила с порога мама.
— Мама, извини, я загулялся.
— Я же переживала! Как ты не понимаешь, что я сижу и жду тебя?
— Я больше не буду, обещаю!
— Мы с тобой потом всё обсудим, у меня сейчас нет сил, — мама глубоко вздохнула.
Петя зашёл в квартиру, потом повернулся к маме и обнял её.
— Зачем ты заставляешь меня так волноваться? — спросила мама нежно. — Я же не робот.
Петя в тот день так и не смог сделать уроки. Он всё думал о Кате и о луже, и о своей маме, и о папе, о чувствах и роботах.
Он вспомнил, как ел эскимо, и ему не было вкусно. Он вспомнил, как Катя открыла свою дверцу в груди, а он даже не испугался. Как он чуть не остался в мире роботов, и даже не переживал из-за этого, но какой-то голос внутри ему всё время говорил: «Тебе надо домой, тебе обязательно надо домой».
Так Петя сидел на своей кровати почти полночи, пока все-таки не уснул.
Утром Петю разбудил солнечный зайчик. Петя открыл глаза.
«Как красиво», — подумал он, увидев на стене оранжевые полосы солнечного света. Петя вскочил с кровати, подбежал к окну и распахнул шторы. Солнце только начинало подниматься, но птицы уже проснулись и чирикали вовсю.
— Утро такое волшебное! — подумал Петя. — Интересно, все люди видят, как это прекрасно?
Петя быстро собрался, позавтракал и побежал в школу. У него ещё оставалось двадцать минут до начала уроков, поэтому он успел покачаться на качелях, один раз вскарабкаться на «муравейник» на детской площадке и пять раз скатиться с горки.
Запыхавшийся, но ужасно довольный Петя пошёл в школу.
— Эй, Штурман! — окликнул его кто-то.
— Катя? — удивился Петя, увидев одноклассницу. Они никогда не встречались по дороге в школу, им было не по пути.
— А мне здесь нравится. Всё такое яркое, сочное, стремительное!
— Как ты сюда попала? — Петя оглянулся по сторонам.
— Ш-ш-ш-ш-ш... Это секрет!
— Как ты спаслась от фиолетовых комбинезонов? — шёпотом спросил Петя.
— Убежала, как и ты! — просто сказала Катя и звонко рассмеялась.
— А ты уже видела свою человечью версию из этого мира?
— Это самое интересное, — глаза у Кати загорелись. — Я и есть человечья версия себя в этом мире. Нет другой Кати! Я всю ночь провела у своих человечьих родителей, но никаких двойников так и не видела.
— Значит, ты и есть та самая Катя, с которой мы сидим за одной партой на математике?
— Ну да, представляешь?
Всю дорогу до школы Катя рассказывала о том, как отличаются два мира, про своих человечьих родителей, про телевизор и невероятно вкусную еду. Петя её слушал, и ему почему-то становилось радостно. Он шёл, улыбаясь во весь рот.
— Катя, ты знаешь, я всю ночь не мог заснуть, — признался Петя. — Я всё думал, думал, думал. И понял. Мне нравится иметь сердце.
— А как же всякие переживания? — спросила Катя.
— Они мне тоже нравятся. Они помогают понять, что по-настоящему важно.
— А я тоже поняла, что для меня самое важное, — таинственно заявила Катя.
— Сердце? Мотор? — попытался угадать Петя
— Важно знать, где находится лужа, — ответила Катя и подмигнула.