Нитка и Божьи коровки

– В некотором царстве, в некотором государстве жила-была… – Ника улыбнулась своему отражению в зеркале. – Мам! А мам! Я принцесса?
– Конечно! – отозвалась мама.
– …жила-была принцесса Вероника.
– Ваше высочество, извольте завтракать, – мама заглянула в детскую, – и быстрее, а то в школу опоздаете.
– Иду, мам!
Вероника подхватила рюкзак и побежала на кухню. На столе её ждала каша.
«Фу, – подумала Ника, – каша – еда совсем не для принцесс!»
– Все принцессы по утрам едят кашу, – мама будто прочитала её мысли.
Дочь поковырялась в тарелке, проглотила пару ложек.
– Но я сегодня так спешу! Мне нужно прийти пораньше, открыть класс. Мне Витамина Витальевна поручила.
– Кто поручил?
– Ой, мам, да ее все так зовут! – отмахнулась Ника.
– И все же, она – Виталина Витальевна!
– Да ладно! Витамина – хорошее имя! И совсем не обидное! Вот интересно: если бы у нее папа Андрей был, ее бы Андрелина назвали, что ли? А если бы Рома? Романина?
– Хватит болтать – ешь! – мама с опаской глянула на часы.
– Ну не могу же я опоздать из-за какой-то каши!
– Почему «какой-то»? Овсянка – настоящая королевская еда! А правильное питание – дело государственной важности! Не волнуйся, завтра, чтобы ты не опоздала, я раньше тебя разбужу.
Ника вздохнула, посидела ещё над тарелкой и, едва мама отвернулась, высыпала кашу в миску Масяне. Кошка явно была королевских кровей, потому что на овсянку накинулась с радостным урчанием. Мама тут же заподозрила неладное, но дочь была уже возле двери и обувала туфли.
– Не сердись, мамочка! Но мне, правда, некогда! Я в буфете булочку куплю!
Лифт ждать не хотелось. Ника проскакала несколько лестничных пролетов и оказалась во дворе.
А там бушевал май! Сирень, птицы, небо, солнце и предвкушение каникул кружили голову. Школа была рядом с домом. По дороге Вероника успела погладить пучеглазого котёнка, накормить семечками голубей и покататься на качелях, чтобы не скучали, пока дети в школе. На углу она перевела дух, поправила прическу и степенно подошла ко входу как раз в тот момент, когда раздался звонок на первый урок. Чтобы поздороваться с вахтёром, взять ключ и подняться по лестнице ушло ещё пару минут. Возле кабинета что-то оживлённо обсуждала стайка ребят.
– Нитка идёт! – услышала Вероника и обиженно поджала губы. Она ненавидела, когда её называли Нитка. Давным-давно, ещё в садике, Вероника не выговаривала звук «к». И когда её спрашивали: «Как тебя зовут?» – говорила: «Нита» или «Нитуся». С тех пор прошло уже много лет, дети выросли, из дошколят превратились в школьников, а прозвище Нитка упорно не росло и в Веронику никак не хотело превращаться.
– Ну, наконец-то! – от стайки отбилась девочка с удивительными лунно-серебристыми волосами. – Мы уже устали тебя ждать! Когда же Виталина Витальевна поймёт, какая ты сова, и поручит открывать кабинет кому-то другому!
– Тебе что ли? – Вероника с вызовом посмотрела на соперницу. Они с самого садика не ладили. Ох уж эта Ирка Старостина! Вечно строит из себя, невесть что!
– А хоть бы и мне! Я раньше всех прихожу в школу, а не дрыхну, как некоторые!
– Я не дрыхну! – Ника попыталась скрыть досаду. – У меня были важные дела!
– Ой! Не могу! Это, какие же?
– Государственной важности!
Ника отперла дверь и пропустила в кабинет ребят. Они тут же разлетелись по классу и стали выкладывать на парты всё необходимое для урока: кукол Лол, соки, сухарики и смартфоны. Однако Ира не хотела сдаваться без боя. Она гарцевала на месте, как боевая лошадка.
– Нитка! Давай рассказывай, раз уж начала! Что еще за государственные дела? Или ты опять все выдумала?
– Ничего не выдумала! Просто – это государственная тайна. Знаем ее только я и мама. А мама, между прочим, в нашем государстве самая главная, – спокойно ответила та.
Ирка расхохоталась.
– Ой-ой-ой, какие мы важные! А ты хоть знаешь, что самый главный у нас в стране – президент! И твоя мама на него совсем не похожа!
– Потому что моя мама – не президент! – Вероника сердито сверкнула глазами. – Она – королева!
– А ты – принцесса, что ли?
– Да!
Ирка открыла от изумления рот. В этот момент в кабинет зашла Виталина Витальевна. Она строго взглянула на класс.
– Малыхина! Вероника! Подойди, пожалуйста, ко мне.
Ника почувствовала, как сердце сползает в пятки. Она знала, что сейчас ее будут отчитывать, и понимала, что заслуженно.
– Ты снова сегодня опоздала? Ребята рассказали, что до самого звонка простояли под дверью, – голос Виталины Витальевны обладал магическим действием. Любой ее ученик безропотно мог взять на себя вину даже за гибель динозавров.
– Да, – еле слышно ответила Ника, – т-т-так получилось.
– Если тебе тяжело приходить пораньше, не стесняйся, скажи прямо. Я поручу открывать кабинет кому-то другому. Старостиной, например.
– Нет-нет! – этого Вероника никак не могла допустить. – Мне не тяжело. Завтра я не опоздаю, обещаю!
– Хорошо.
Вероника уже хотела выдохнуть, надеясь, что неприятный разговор окончен, но…
– Да, вот ещё что: ты не забыла, что дежуришь сегодня в классе? – продолжала учительница. – Нужно полить цветы, протереть доску.
И тут в разговор вмешалась Ира. Она всё время стояла рядом и внимательно прислушивалась к происходящему.
– Ой, что вы, Виталина Витальевна! Нитка ни за что не будет дежурить! Не королевское это дело! – язвительно вставила она.
– Что ты имеешь в виду? – брови Виталины Витальевны улетели вверх.
– Ира просто пошутила, – Вероника почувствовала, что из ее ноздрей вот-вот повалит пар. Пальцы сами собой сжались в кулак. Ира увидела это и метнула из-под ресниц недобрый взгляд.
– Давайте отложим шутки до перемены, – нетерпеливо отмахнулась учительница, – 2-Б, займите свои места!
Весь урок Ника сидела, словно на иголках. Думала-гадала, как выйти из непростой ситуации победительницей. Так не вовремя вспомнила Витамина о дежурстве! И как теперь ей, принцессе Веронике, и поручение учительницы выполнить и королевскую честь не опозорить! Назвался груздем – полезай в кузовок! Ведь даже Ирка смекнула, что уборка – не королевское дело! Как только прозвенел звонок, к Нитке подошёл Миша, щупленький, стеснительный и безнадежно влюблённый.
«Ты-то мне и нужен!» – ликуя, подумала девочка, а вслух сказала:
– Миш, ты мне друг?
– Ага!
– Помочь можешь?
– Ага!
– Подежурь сегодня за меня. Только, чтобы Витамина не видела.
– Ага! – ответил он и целый день поливал, мыл и вытирал.
Старостина, видя такую несправедливость, только скрипела зубами! «Ну и пусть злится! Ничего она мне не сделает! Класс ведь уже убран», – думала Нитка, собирая после уроков тетрадки в рюкзак.
– Можно, я тебя провожу? – Миша возник, словно из ниоткуда.
– Ладно, – снисходительно ответила она и отдала кавалеру свою сумку. Они вышли из класса и направились домой. Миша молчал всю дорогу и только возле подъезда осмелился сказать:
– Знаешь? А я знал, что ты на самом деле принцесса. Принцессы – они все такие…
– Какие?
– Красивые, – выдохнул Миша и густо покраснел. Вероника не нашла, что ответить, и юркнула в подъезд. «Ах, какой сегодня чудесный день», – думала она, поднимаясь по лестнице. Но дома ждал неприятный сюрприз.
– Звонила Виталина Витальевна, – с порога огорошила мама, – просила тебя вернуться в школу, хочет о чём-то поговорить. Что случилось? Расскажешь?
Вероника часто-часто заморгала.
– Н-не знаю, – ответила неуверенно.
– Хочешь, я пойду с тобой?
– Не надо. Я сама.
Ника возвращалась в школу очень медленно, надеясь, что о ней забудут и разойдутся по домам. Но ее дождались. Рядом с учительницей, ехидно ухмыляясь, стояла Ира в окружении одноклассников. «Наябедничала всё-таки!» – зло подумала Вероника и уронила голову. Было очень стыдно. И обидно, что Старостина снова одержала верх.
– Ты понимаешь, что поступила вдвойне нехорошо? – спросила Виталина Витальевна. – Воспользовалась тем, что Миша тебе симпатизирует, меня обманула.
Нитка под прицельными взглядами ребят только шмыгала носом.
– Но, как видишь, твой хитроумный план провалился! – продолжала учительница. – Сколько ниточке не виться…
Тут класс взорвался от хохота. Даже окна задрожали! Вероника готова была сквозь землю провалиться. «Ну, Старостина, ты ещё об этом пожалеешь!»
Вернувшись домой, Ника разрыдалась. Слезы лились, словно Ниагарский водопад. Мама, внимательно выслушав дочь, сказала серьёзно:
– Да, Ваше высочество! Нехорошо вышло!
– Но мам! – вытирая соленые ручьи, протестовала Ника. – Я же принцесса! Ты же сама говорила! А разве принцессы занимаются уборкой? Они наряжаются, ходят на балы, устраивают вечеринки.
– Принцесса – это не кукла, а пример для подражания! – возразила мама. – Она всегда на виду, поэтому и наряжаться, и устраивать вечеринки, и заниматься уборкой должна лучше всех!
Вероника была поражена:
– А когда же принцессы отдыхают? Когда никто не видит?
Мама отрицательно покачала головой.
– Но это же так сложно! – воскликнула Ника.
– Поэтому настоящих принцесс очень мало.
Ночью Нитка не могла уснуть. Мамины слова никак не шли у неё с головы. «Нет! Это же никакой личной жизни не будет! Ни в носу поковырять, ни пальцы после пирожного облизать! – думала она, ворочаясь под одеялом. – Я на это не готова! Лучше быть феей! О феях знают только те, кому фея сама покажется. Летаешь себе, хорошим помогаешь, плохих – в жаб превращаешь!» Вероника заснула. И приснился ей зелёный луг, порхающие с цветка на цветок эльфы, она сама с ажурными крыльями в красивом платье… и Старостина, умоляющая не превращать её в жабу.

⃰⃰ ⃰ ⃰
На следующее утро Нитка проснулась раньше обычного. Нужно было спасать репутацию. Мама удивленно наблюдала, как дочь быстро расправилась с кашей и заплела косички.
– Вижу, принцесса, настроение у тебя боевое.
– Мам, я решила, что больше не хочу быть принцессой!
– А-а-а, – мама не знала, что сказать.
– С сегодняшнего дня я – фея. Только это секрет! Никому не расскажешь?
Мама сделала вид, будто закрывает рот на замочек и выбрасывает ключ. Вероника обулась, поцеловала маму в щёку и выбежала из квартиры. У входа в подъезд её поджидал Миша.
– Чего тебе? – вместо «привет», буркнула Нитка.
– Я хотел…я думал… – Миша покраснел, как мак. – Ты не переживай за вчерашнее. Вот, держи!
Он протянул Нике шоколадку.
– А с чего ты взял, что я переживаю? Ещё не хватало! – Ника замешкалась, но всё же спрятала угощение на дно рюкзака. Всю дорогу они шли молча. Возле школы Миша взял Нитку за руку.
– Знаешь, ты не смотри, что я такой мелкий. Если надо, я смогу тебя защитить!
– Вот ещё! Мне не нужны защитники!
Миша снова покраснел.
– Я знаю. Я просто думал, что, если Старостина…
– Это наши девчоночьи дела! Не лезь! – отрезала Ника. – Тем более что я уже решила превратить её в жабу!
Миша недоверчиво захлопал глазами.
– Это как?
– Очень просто! Произнесу заклинание – и всё: Ирка – жаба!
Миша вошёл в ступор.
– К-к-какое заклинание?
– Не беси меня, Сидоров! – Ника рассердилась, ей почудилось в голосе Миши недоверие. – Обычное магическое заклинание! Не веришь? Вот сейчас и тебя в жабу превращу!
– Это уже что-то новенькое! – раздался за спиной знакомый въедливый голосок. Веронику аж передёрнуло. Она обернулась: так и есть! Рядом стояла Ира.
– Малыхина, ну и весёлые же тараканы живут у тебя в голове! Магия! Заклинания! Все дела! Совсем крыша поехала? – она рассмеялась так звонко, что вокруг все стали оборачиваться.
Вероника в ярости топнула ногой. Надо же было этой Злючинде появится в самый неподходящий момент! Ника не ответила и мухой полетела в школу. Открыв класс, плюхнулась за парту, перевела дух. Она хорошо знала Иру и была уверена, что та не упустит новой возможности высмеять соперницу. Но себя и своих «тараканов» Вероника в обиду давать не собиралась!
И действительно, едва оказавшись на пороге кабинета, Старостина заявила:
– Ребята! Малыхина клянётся, что умеет колдовать! Только что на полном серьёзе пообещала нас с Сидоровым в жаб превратить!
Одноклассники замерли, переварили информацию и покатились от смеха.
– Ну, Нитка, ты даёшь!
– А ну, давай! Трах-тибидох-тибидох!
Ника с трудом держала себя в руках. Слёзы предательски подступили к глазам.
– Ну, давай-давай! – в глазах Иры плясали чертята. – Покажи нам своё могущество! Ты же хотела мне отомстить? Ну! Превращай меня в жабу!
– Ты и так жаба! – зло выкрикнула Ника. – Никого я превращать не собираюсь! Умею я колдовать! Хотите – верьте, хотите – нет!
– Нет! Так не пойдёт! – Ира кипятилась всё сильней. – Или колдуй! Или признайся, что врушка!
– Вообще-то Малыхина права! – внезапно вступился за Нику Коля Терещенко. – Я тоже не хочу, чтобы Ирка в жабу превратилась! Представляете, какой визг девчонки поднимут! А Витамина! Помните, как в первой четверти я в класс ужа принёс и потерял? Она же весь урок со стола слезть боялась!
Среди ребят послышалось одобрительное шушуканье. Да! Весело было! Есть, что вспомнить! Ну и влетело же всем тогда!
– Ты лучше вот что, Малыхина! – продолжал Коля, прищурясь. – Наколдуй-ка мне шоколадку! Молочную! С орешками! Сможешь? Если да – поверим в твоё волшебство, если нет…
У Вероники вся жизнь пронеслась перед глазами. Что будет, если «нет», ей даже страшно было представить.
– Легко! – решительно ответила она. К этому моменту у неё уже созрел в голове грандиозный план.
Прозвенел звонок. В класс вошла Виталина Витальевна.
– Ребята! Сейчас урок физкультуры! Почему некоторые до сих пор не в форме?
Второклашки заметались по классу.
– Малыхина! – скомандовала учительница. – Проследи, чтобы все вышли из кабинета, и запри дверь. Мы ждём тебя внизу. 2-Б, стройся! Идём на стадион!
Нитка не верила своему счастью. Как же всё удачно складывается! Когда класс опустел, она выглянула в коридор, убедилась, что там никого нет, достала шоколадку, подаренную Мишей, и подложила Коле в рюкзак. Потом закрыла кабинет и догнала одноклассников на выходе из школы.
После физкультуры разгорячённые ребята вернулись в класс. Переоделись, стали готовиться к следующему уроку. Нитка краем глаза наблюдала за Колей. Вот он берёт рюкзак, открывает. Достаёт учебник, тетрадь. Ищет пенал. И…
– Ничего себе! – воскликнул Коля. – Я в шоке! Шоколадка! Настоящая!
Его тут же окружила возбужденная толпа одноклассников.
– Молочная! С орешками! – гудели они.
Нитка ликовала! Но тут слово взяла Старостина.
– Всё равно не верю! Никакого волшебства здесь нет! Малыхина просто подкинула шоколадку Коле в рюкзак, когда мы были на физкультуре. Ведь она последней уходила из класса!
«Вот вредина!» – подумала Нитка, но вслух сказала другое:
– А откуда, по-твоему, у меня шоколадка? Коля сам предложил такое испытание – я его за язык не тянула!
Повисла пауза. Нитка взглядом отыскала в толпе Мишу. Миша был кремень! Его лицо будто говорило: «Во мне не сомневайся. Даже если будут пытать – не выдам!»
– Ну, не знаю! – не унималась Ира. – Может, просто совпадение.
– А я Малыхиной верю! – Коля был доволен. Он разорвал обёртку, откусил приличный кусок, причмокнул. – Вкуснотища! Моя любимая, между прочим!
Ребята снова загалдели. Кто-то был на стороне Ники, кто-то поддерживал Иру.
– Предлагаю проверить Нитку ещё раз! – авторитетно заявил Коля. – Наколдуй-ка мне, Малыхина, «Кока-Колу», двухлитровую!
– Нет! – прервала Колины фантазии Ира. – Хватит! Здесь дело принципа! А то вдруг у неё случайно и «Кола» окажется! Теперь я буду задание загадывать.
– С чего ты взяла, что я буду его исполнять? – Вероника нарочито спокойно пожала плечами.
– Будешь! – упрямо кивнула Ира. – Если окажется, что ты действительно умеешь колдовать, я … я отдам тебе свой айфон!
Ребята ахнули! Спор приобретал нешуточный размах. Айфон у Старостиной был новехонький!
– А если окажется, что ты обманщица, – продолжала Ира, – ты перейдешь в параллельный класс!
Нитка бесстрашно посмотрела Ире в глаза.
– Я согласна! – ответила она. И дело тут было совсем не в айфоне.
Ребята в едином порыве шумно набрали в лёгкие воздух. Стало так тихо, как во время тихого часа в детском саду.
– Чего ты хочешь? – спросила Нитка.
Ира задумалась, но затем хитро улыбнулась.
– Сделай так, чтобы нас отпустили с последнего урока!
Ребята одобрительно зашумели.
Нитка кивнула, хотя и почувствовала, как земля уходит из-под ног. Раздался звонок. Взволнованные дети расселись по местам.
До конца дня Нитка не находила себе места. Легко сказать: сделай так, чтобы класс отпустили с последнего урока! А как это сделать? Учитель музыки – Борис Михайлович, по прозвищу Бе-Моль, почему-то всегда был сердитым. Его не то, что ученики, даже некоторые учителя побаивались! Подойти к нему и объяснить ситуацию – вообще не вариант. Может, позвонить ему от имени соседей и срочно вызвать домой? Мол, труба отопления прорвала – вы нас заливаете. Нет! Тоже мимо! Какое отопление в конце мая? А может, взять на вахте запасной ключ и закрыть его в кабинете? От этой мысли Нитку бросило в дрожь. Её сразу вычислят. И так всыпят на орехи! Ещё и маме пожалуются. А маму жалко. Ей будет стыдно. Нет! Так тоже нельзя. «И зачем я только согласилась, – вздыхала Ника и кусала губы, – что же теперь делать?» Старостина, видя, как тает на глазах соперница, предвкушала победу. Очередной звонок прозвучал для Нитки, как приговор.
– Ну, Малыхина, твой выход! Давай! – благословил её Коля.
Нитка под прицелом тридцати пар глаз вышла из кабинета. «Может, просто сбежать? – думала она, направляясь к лестнице. – Впереди выходные – авось как-то всё утрясётся?» Перед глазами всплыл образ Иры. «Нет! Не утрясётся! Старостина свой звёздный час не упустит!» Дойдя до конца коридора, Ника решительно повернула назад, в класс. «Сама виновата – сама и отвечать должна», – решила она и зашла в кабинет.
В классе висела звенящая тишина. Казалось, что все вдруг потеряли дар речи. Круглые глаза, открытые рты. Ника с опаской подошла к доске. «Ну, сейчас начнётся!» – пронеслось в голове. И началось!
– Как ты это сделала? – первый произнёс Коля. – Я такое только в кино видел!
– Малыхина, ты – реально крутая!
– А меня научишь?
Вероника ничего не могла понять.
– Только что Витамина сказала, что Бе-Моль заболел, и музыки не будет, – прояснил ситуацию Миша. – Можно идти домой!
– Но мы видели его сегодня в школе! Он выглядел очень даже здоровым! – зачирикали девчонки.
– Мы вообще все в шоке, Малыхина! – подытожил Коля.
«Я и сама в шоке! – подумала Ника. – Вот это совпадение!»
– Ну вот! Теперь все довольны? Всю пыльцу волшебную на ваши капризы перевела! – вслух сказала она. – Эх вы…
Под восхищёнными взглядами одноклассников она забросила рюкзак на плечо и поплыла к выходу.
– Не! Ну, так не честно! – среди восторженного хора раздался вдруг голос Коли. Нитка испугано обернулась. Но Коля обращался не к ней. Он смотрел на Иру. Старостина всё это время стояла у окна и тяжело переживала поражение. Ребята, как по команде, замолчали. Они ждали развязки.
– Ну-у-у, – настойчиво протянул Коля. Ира поняла, что пришла пора ей отвечать за свои слова. Она всхлипнула, нервно пошарила в сумке, достала айфон, подошла к Нике и, не глядя в глаза, протянула победительнице.
Нитка только пожала плечами.
– Оставь себе, – она вдруг почувствовала себя очень уставшей и сильно захотела домой, к маме.
Весь день от звонков и сообщений не было покоя: одни хотели собаку, другие – отличную семестровую оценку, девочки выпрашивали другой цвет волос, мальчишки – приставки. «ВКонтакте» пестрело от предложений дружбы. К вечеру у Нитки от этого даже разболелась голова.
– Мам! – утомлённая славой, жалобно пропищала она. – А феям обязательно нужно всем помогать?
– Конечно, – ответила мама, – на то они и феи!
– А жить тогда когда? – философски заметила дочь.
– А это и есть настоящая жизнь.
Вероника вздохнула, ей почему-то вновь привиделась Старостина. Вот она просит себе новое платье – и Нитке приходится отдать все сбережения, чтобы выполнить её просьбу. От ужаса у девочки даже волосы на голове зашевелились!
– Ой, нет, мам! Ты знаешь, я вдруг поняла, что феей быть ещё не готова.
Мама потрепала дочь по щеке.
– Тогда попробуй побыть хоть немного собой. Может, тебе и понравится?
От избытка пережитых эмоций Нитка снова не могла уснуть.
«Как это: быть собой, – думала она, – просто ходить в школу, учить уроки? Какая скукотища!»

⃰ ⃰ ⃰
Следующий день не задался с утра. На улице лил дождь. Огромные капли барабанили в окно и будто издевались: «Сидите дома? А-ха-ха! А мы гуляем!»
– Это же надо, так испортить выходной! – вздыхала Нитка. Уроков на понедельник задали уйму! Там дочитать, здесь дописать, а потом раскрасить и приклеить. Тоска зелёная! Ещё и мамы дома нет, ушла куда-то по делам. Нитка зевнула, потянулась. В этот момент ожил телефон. Сообщение. Номер незнакомый. Ну-ка, ну-ка!
«Ровно в 12 будь на стадионе. Вопрос жизни и смерти», – гласило послание.
От любопытства Нитке перехватило дух! Глянула на часы: без четверти двенадцать. Оделась, на ходу схватила зонт. Во дворе сногсшибательно пахло зеленью. Дождь немного стих. Землю обнял сизый туман. На стадионе было пусто. Нитка поёжилась: сыро, жаль, не захватила ветровку. Потопталась с ноги на ногу, не зная, что делать дальше.
И вдруг! Воздух прорезал истошный крик. Нитка обернулась. Через стадион, высоко подкидывая ноги, неслась маленькая фигурка. Лунно-серебристые волосы развевались, как белый флаг. Нитка присмотрелась внимательнее. Да это же Старостина! Но что случилось? И в следующий миг стало ясно – что. За Ирой, разинув клыкастую пасть, мчалась огромная собака. Она атаковала!
Расстояние между жертвой и разъярённым животным сокращалось. Было ясно, что убежать у Старостиной не получится. Нитка, не раздумывая, бросилась собаке наперерез. Когда до зверя оставались считанные метры, она внезапно так испугалась, что застыла, как вкопанная, зажмурилась и… раскрыла перед собой зонт. Собака резко затормозила. Ника нажала кнопку автомата – зонт сложился. Прямо перед ней, ощетинившись, прижав уши к голове и обнажив клыки, стояло огромное рычащее чудовище. Это было так страшно, что девочка снова раскрыла зонт. Трюк подействовал на зверя магически. Он перестал рычать, уши приняли привычное положение. Убедившись, что животное не двигается, Нитка начала пятиться назад. Шаг… Ещё один... Ещё…
– Лезь ко мне. Здесь она нас не достанет, – услышала она сверху голос Иры и в мгновение ока забралась к ней на шведскую стенку.
– Фу, как я испугалась, – облегчённо выдохнула Вероника, оказавшись на высоте.
– А я как! – всхлипнула Ира и вытерла рукавом слёзы. – Думала, мне конец!
– А чего она на тебя набросилась?
– Не знаю! Я только хотела погладить её щенков! А почему ты раскрыла перед ней зонт?
– Тоже не знаю. Как-то случайно получилось.
Девочки замолчали, приходя в себя от пережитого. Тем временем собака, успокоившись и покружив по стадиону, потрусила восвояси.
– А что ты вообще в такую погоду на стадионе забыла? – вдруг спросила Нитка.
– Тебя ждала. Это я смс-ку написала, – голос у Иры задрожал, к горлу подступил комок.
– Зачем?
Ира разрыдалась.
– Отлупить тебя хотела-а-а. Волосы повыдира-а-ать!
– За что?
– За всё! Вечно ты лезешь везде со своими тараканами! Ненавижу тебя! С детства ненавижу-у-у, – Ира захлебнулась в слезах. У неё что-то булькало в горле, пузырилось в носу, по лицу растекались грязные ручейки.
– Какая же ты всё-таки зараза, Старостина, – голос у Нитки дрогнул. – Дались тебе мои тараканы? Я тебя ещё больше ненавижу! До неба ненавижу!
Слёзы не дали ей договорить. Страх, обида и ещё что-то смешалось в кучу. Нитка разревелась. И такими они стали в эту минуту родными, что даже обнялись. Так и сидели: обнявшись и плача…

⃰ ⃰ ⃰
– Знаешь, мам, – сказала Ника, едва мама вернулась домой, – Старостина говорит, что у меня тараканы в голове.
Мама пригладила непослушные локоны дочери.
– Я думаю, она не хочет тебя этим обидеть. Так часто говорят о личности, непохожей на других. И вообще, у каждого из нас в голове свои тараканы. Главное, чтобы они не портили жизнь окружающим.
– Да? – с сомнением в голосе спросила дочь. – Но тараканы такие противные, чёрные.
– Ну, если тебя смущает только формулировка, давай назовём их как-то иначе. Например, божьими коровками?
Нитка улыбнулась. «Божьи коровки в голове» звучит намного приятнее!
– А мне только что звонила мама Иры Старостиной, – голос мамы дрогнул,– Говорит,что ты спасла ее дочь. Я горжусь тобой. И в то же время места себе не нахожу. А что, если бы собака на тебя напала?
Нитка махнула рукой.
– Да ладно, мам! Всё же обошлось!
– Но, спасая подругу, ты рисковала жизнью!
– Никакая она мне не подруга! Я её вообще с самого садика терпеть не могу!
– Зачем же ты кинулась ей на помощь?
– Понимаешь, мам, – по-взрослому ответила Ника, – мы с Иркой, как молоко и огурцы. Не совместимы. Но друг без друга нам скучно.
Мама улыбнулась.
– Мне, конечно, трудно разобраться, кто из вас молоко, а кто огурец. Но я точно знаю, что сегодня наконец-то ты была собой.
Перед сном Нитка думала о том, как странно устроено всё на Земле: когда ищешь приключения – находишь неприятности, когда ничего не ищешь – приключения находят тебя. Интересно, а на других планетах так же?
– Мам! – попыталась докричаться в мамину спальню Ника. – А дети в космос летают?
– Я о таких случаях не слышала. Разве что в кино.
– Отлично! Значит, я буду первая!