Как смотреть на косулю

- Просыпайтесь, ребятишки! – раздался голос над самым ухом.
Димка открыл глаза, не совсем понимая, где находится. «Ах, да, мы же в гостях у дедушки…» - вспомнил он.
Мальчик потянулся и сел. За окном – ни одного лучика, не то, что в городе. У деда в лесу если ночь – то уж ночь, без просвета.
- Иришка! – позвал дед внучку. – Вставать пора!
- Зачем так рано? – сонно спросила Иришка, протирая глаза.
- Затем, что косуля уже вышла на опушку позавтракать, - бодро сказал дед. – Так что одевайтесь побыстрее, ребята, косуля ждать не будет!
Одевшись, Димка поплёлся на кухню. Там мама уже поставила на стол чашки и печенье:
- А к вашему возвращению завтрак будет!
Вчетвером они сели за стол. Домик окружала тишина. Димка даже забыл, что так бывает – последний раз он был у деда в гостях совсем маленьким и многого не помнил. Теперь ему показалось, что весь мир спит, даже лампочка под абажуром сонно мигала. «Эх, а в городе бы выспались нормально и поехали в развлекательный центр», - с досадой подумал Димка. – «Может, в кино бы даже сходили. Ладно, осталось ещё три дня помучиться – и уедем в город».
- А можно сегодня без косули обойтись? – спросил Димка, поёживаясь.
- Сходи, тебе понравится, - сказала мама. – Только куртку надень, у воды зябко.
- Лена, а ты-то не забыла, как мы ходили смотреть на косулю? – спросил дед.
Мама улыбнулась:
- Конечно, помню, я тогда первый класс окончила!
- Как я? – обрадовалась Иришка.
- Значит, я опоздал на косулю смотреть… - нарочито вздохнул Димка. – Я ведь уже третьеклассник. Можно пойти поспать?
- И не мечтай, - сказала мама. – К деду твоему даже студенты приезжают на практику, он их по заповеднику водит, живность показывает, и никто спать не просится. Так что одевайся и бинокль не забудь!
Дед допил чай, обтёр усы:
- Двухминутная готовность!
- Это как? – спросила Иришка.
- Через две минуты выходим! А ну, прыгнули в сапоги!
Толкаясь и смеясь, ребята вывалились на крыльцо. Иришка застегнула куртку до самого верха и натянула капюшон, отчего стала похожа на космонавта. Было прохладно и всё ещё темно, но не так, как вначале показалось через окно. Слева был уже знакомый и вполне безопасный огород, справа – не предвещавшая ничего особенного стена сарая. Впереди Димка различил высокие стволы деревьев и уходящую вглубь леса тропинку. Это определённо был путь навстречу приключениям.
- Смотри! Звёздочки видно! – Иришка показала на небо, уже не чёрное, а тёмно-синее. – Это какое созвездие?
- Созвездие Чая с Печенюшками! – предположил Димка.
Оба засмеялись.
- Ну-ка, тихо! – дед прикрыл дверь и спустился с крыльца. – Вы ещё тут, а косуля уже слышит, что вы на неё смотреть идёте!
Зажав рот обеими ладошками, Иришка сдержала смех. Дед поправил на плечах ремень ружья и лямку фотоаппарата и зашагал по тропинке. Дети пошли за ним, крепко держась за руки. Вообще-то Димка не очень любил, когда сестрёнка висла на нём. Но сейчас, в темноте ночного леса, он чувствовал себя храбрым путешественником, который должен защищать сестру от всех опасностей.
Димка включил карманный фонарик, подсвечивая узкую тропку, отчего вокруг стало ещё темнее. Узкий лучик света то выхватывал ветку, висящую над тропинкой, то находил на пути обгрызенную кем-то еловую шишку. Вот уже осталась позади знакомая полянка, куда ребята ходили за земляникой только вчера, и начались незнакомые заросли. Дед шёл неторопливо, иногда приостанавливаясь и вслушиваясь в редкие ночные звуки. Летний лес был тихим и таинственным. Димка тоже начал обращать внимание на шорохи леса и вдруг понял, что вокруг всё наполнено тихими звуками. Вот что-то скрипнуло, наверное, сухое дерево, а затем кто-то тихо пискнул вдалеке.
Повернув фонарик в сторону, откуда раздался писк, Димка вдруг увидел серую косматую фигуру, вздымавшуюся из кустов на обочине. Чуть не выронив фонарик, он метнулся за широкую спину деда, таща за собой сестру.
- Эх, малыши, ёлки испугались, - рассмеялся дед. – Ну-ка, посвети ещё разок…
Димка осторожно выглянул из-за деда: луч фонарика упёрся в спутанные голые ветки погибшей невысокой ели. С побегов осыпалась хвоя и кора, дожди выбелили их – и теперь опущенные вниз ветки казались спутанными волосами сказочного чудовища.
- Уф! А я думал, кто-то стоит в кустах… - Димка отвёл луч на тропинку.
- Почти леший, - добавила Иришка.
- А что там за… - начал Димка, но дед поднял руку, показывая, что нужно соблюдать тишину.
- Тсс! – дед принюхался. – Чуете? Кабаном пахнет!
Димка уже и сам почувствовал, как в запах прелых листьев вмешался какой-то незнакомый, резкий запах.
- Здесь кабан почесался, - дед указал на ствол дуба с проплешиной на коре, по краям покрытой клочками грязной спутанной шерсти.
- Зачем? – удивился Димка. – От комаров, что ли, зудит?
Иришка хихикнула, наверное, представила, как рой комаров кусает чешущегося кабана.
- А вот почти угадал! – продолжил дед шёпотом. – У него кто только в шерсть не залезает, а кабан поваляется в грязи, дождётся, чтоб подсохло – и давай чесаться! Всю живность вычешет – и дальше по лесу гулять. А запах на дереве остаётся, другим кабанам, да и нам на устрашение. Иной раз, наоборот бывает: почешется о смоляной ствол, ничего не вычешет, к боку смола прилипнет, а на неё – кора да ветки. Такая броня нарастает, что даже из ружья не пробить. Так что с кабаном лучше не связываться. Увидел почёсы на дереве – иди, куда шёл, не задерживайся.
- А ты с кабаном встречался, деда? – спросила Иришка.
Димка увидел, как у неё от страха стали большие-большие глаза.
- Встречался, а как же! – сказал дед. – Но всегда мирно расходились. Кабан – зверь умный, понимает, как себя с человеком вести, если тот зла ему не желает. Но вы, ребята, на будущее запомните: встретили кабана – подальше уходите, а лучше убегайте. Мне вот как-то раз по весне под ноги один поросёнок выкатился, а за ним другой, третий! Думаю – мать-кабаниха рядом! Они, знаешь, какие сердитые, когда с поросятами ходят? Ну, я бегом от них, а только за спиной хрюканье услышал – ещё припустил. В тот раз и впрямь рисковал, что и говорить! А теперь выключай фонарик, чтоб косулю не спугнуть, так пойдём…
Путники немного постояли, пока глаза привыкали к темноте. Близился рассвет – небо стало зеленоватым, звёзды начали бледнеть. В лесу оказалось не так уж темно, как поначалу думал Димка. Убрав фонарик в карман и по-прежнему крепко держа сестру за руку, он всё увереннее шагал следом за дедом.
Вдруг что-то резко зашуршало в кустах. Иришка с перепугу подскочила и вцепилась в димкину руку так сильно, что он тоже вздрогнул.
С обочины на дорогу выкатился кубарем небольшой ушастый зверёк. Не сразу заметив тихо стоявших людей, он сначала попытался осторожно взобраться на другую сторону по осыпающемуся песчаному склону.
- Ой, это же зайка… - ласково протянула Иришка.
Заяц подскочил и в страхе заметался. Лапы вязли в сухом песке, он прыгал вправо-влево и никак не мог попасть в безопасные кусты. Поняв, что его никто на дороге ловить не будет, заяц немного успокоился, собрался в комочек, а затем одним прыжком взлетел на обочину и умчался вглубь леса.
- Эх, не успел сфотографировать! – с досадой шепнул дед. – У меня тут неподалёку фотокапкан поставлен. Но пока что ни одного снимка зайца не получилось. Только хвост сороки и чьи-то ноги несколько раз сфотографировал. А заяц всегда убежать успевает. Он прыткий, зацепит растяжку – и след простыл, а фотокапкан знай себе пеньки снимает.
- Бедняга, упал сильно, - прошептала Иришка.
- Не расстраивайся, он даже не ушибся, - сказал дед. – Зайцы часто под горку катятся, потому что задние ноги длинные, им иначе быстро не спуститься. Так что зайка твой привык падать. Зато как от нас улепётывал, артист!
Димка улыбнулся. Заяц и вправду был смешным.
- А почему он нас сразу не увидел?
- Так у него зрение не очень хорошее. Лучше всего заяц слышит, и запах за километр может учуять. А вот если не двигаться – он может тебя и не заметить.
Они снова шагнули в полумраке вперёд, как вдруг Димка вгляделся вдаль и схватил деда за рукав: впереди, прямо на тропинке стоял дугой, более крупный зверь. Дед кивнул, молча указал на зверя Иришке.
Это была лисица, тёмно-рыжая, с почти чёрными лапками. Она неподвижно стояла и глядела людям прямо в глаза. «Ходят тут всякие, мешают охотиться», - было написано на её острой мордочке.
А потом она повернулась и… исчезла! Димка видел, что не дрогнула ни одна ветка, не шелохнулся листик. Просто – раз! – и уже нет лисицы.
- Как это у неё получается? – удивился Димка.
- Да, лиса-краса не зря самой хитрой считается, - улыбнулся дед. – Видал, как ловко прячется? Верно, это она нашего зайца спугнула! Ничего, ещё насмотритесь, если зимой ко мне приедете. Она по бескормице к нашей кухне наведывается. Летом – госпожа, а зимой не такая гордая. Когда морозы сильные, бывает, приходит поесть, а потом в сарае на стропила заберётся и спит в тепле. А я не прогоняю, пускай отдыхает, красавица. Иной раз и летом приходит, если на костре мясо жарим – ищет в углях упавшие кусочки, очень любит полакомиться запечённым мясом.
Они пошли дальше. Понемногу светало, становилось всё лучше видно тропинку. Здесь начинался спуск к реке, деревья уступили место кустам, лес перешёл в опушку. В утренних сумерках берег был виден весь как на ладони. Дед указал внукам на поваленный ствол возле густой ивы:
- Садитесь – и ни звука! Вон туда смотрите…
Присев, ребята начали вглядываться через сплетение ивовых веток. Берег, поросший высокой травой, был пустым. Иришка только открыла рот, чтобы что-то спросить, как дед поднял руку и указал на другую сторону реки. У тёмной кромки леса что-то двигалось. Димка вспомнил о бинокле, схватил, настроил: так и есть, точно косуля! Раньше он видел косулю только на картинках, и теперь удивлялся, какая она красивая: золотисто-коричневая, длинноногая, с тонкой шеей и узкой мордочкой.
Передав бинокль сестре, Димка стал смотреть так. Косуля подошла немного ближе, и стали хорошо видны небольшие изогнутые рожки.
- На оленя похожа… - шепнула Иришка.
Косуля медленно шла вдоль берега, по пути обкусывая молодые веточки. Она не задерживалась подолгу ни одного кустика, собирая по чуть-чуть с каждого. Сорвёт, пожуёт – и сразу снова поднимет голову, оглянется и прислушается. А потом снова пастись начинает.
Вот косуля дошла до большого пучка пышно цветущих лютиков и начала жевать цветки. Пожевала, снова прислушалась – и сделала несколько шагов к зарослям. Дети замерли. Казалось, косуля их заметила, но ещё не решила, опасны для неё пришедшие к реке люди или нет.
Тем временем дед бесшумно, почти не двигаясь, включил фотоаппарат и сделал несколько снимков. Возле большого дерева косуля остановилась, принюхалась, а затем потёрлась лбом и щеками о кору. И сразу снова боязливо оглянулась вокруг.
- Смотри! Там ещё одна! – забыв обо всём, Иришка встала в полный рост, указывая в сторону изгиба реки.
Там тоже была косуля, чуть поменьше и потемнее первой, и без рожек. Иришкин голос заставил обеих косуль вздрогнуть. Они сделали несколько длинных прыжков, словно летя по воздуху и не касаясь земли. Через пару секунд косули скрылись в лесу на другой стороне реки.
- Ну вот, спугнула… - обиженно сказал Димка.
- Завтра опять придут, - успокоил дед. – Хочешь – снова сюда прогуляемся.
- Точно придут? – с сомнением спросил Димка. – Они же вроде испугались.
- Придут, никуда не денутся! Косули здесь каждое утро пасутся. Вон там, на изгибе, видишь в воде большие листья? Это белокрыльник. Косули его с удовольствием едят. И кустов здесь много. Проголодаются – опять прибегут. Иногда, правда, на соседнее поле выходят, там понемногу объедают всё, но их оттуда собаки прогоняют. Так что каждое утро косули тут бродят, приходи да фотографируй, если не лень вставать!
- Не лень, - уверенно заявил Димка. – Может, нам их как-то приманить?
- Это можно, - улыбнулся дед. – А ты азартный, как я вижу! Если хочешь, чтобы почаще сюда наведывались, можно соль-лизунец положить. Бывает, косули найдут кусок соли – и весь слижут, а ты пока фотографируй их, сколько хочешь.
- А зачем косуля лютики жевала? – спросила Иришка. – Они же ядовитые!
- Это она лечится так. Лось – тот вообще мухоморы ест, когда приболеет, и ничего ему не делается. Ну, что – теперь домой?
Взошло солнце, и обратный путь уже не казался таким таинственным. Ночные животные спрятались в своих убежищах, затаившись до вечера. Пришло время дневных – и лес наполнялся новыми звуками.
- Тень-тень! – раздалась звонкая песенка сверху.
Димка поднял голову, вглядываясь.
- Даже не старайся, - засмеялся дед. – Это теньковка, она на самой верхушке села, отсюда не разглядишь. Слышишь, потрескивает?
«Тень-тень» вдруг перешло в потрескивающий шорох и умолкло.
- Так, осторожно идём, волнуется птичка, где-то здесь у неё гнездо. Скорее всего, вон на той молодой ёлочке. Теньковка петь-то на верхушку садится, а гнездо почти на земле строит. Иришка, не маши руками!
- Да тут комар! – девочка нетерпеливо отмахнулась. – Откуда он взялся?
- Проснулся. Потеплело, рассвело – все и проснулись, даже комары. Слышишь, муравьи топочут?
Иришка недоверчиво хмыкнула, а Димка снова прислушался. И вправду, лес просыпался, и даже опавшие листья тихонько шуршали под тысячами крошечных лапок муравьёв, только сейчас покинувших муравейники.
- Не знал, что муравьи так топать умеют, - удивлённо сказал Димка.
- Это потому, что мы тихо идём. Если не шуметь в лесу, многое услышишь и увидишь.
Вот снова знакомая полянка, сплошь заросшая земляникой. Дед присел на поваленный ствол дуба, пока ребята собирали спелые ягоды. Стало тепло, Димка даже снял куртку. Повсюду была земляника – и красная, и только-только побелевшая, ещё неспелая. Интересно, она успеет созреть до отъезда?
«Хорошо бы успеть собрать», - подумал Димка и вдруг понял, что совсем не хочет уезжать. Город, игры с одноклассниками, развлекательные центры – всё это было сейчас далеко-далеко. А здесь была спелая земляника, ласковое солнце и удивительная лесная жизнь.
- А я вижу ящерку! – гордо сообщила Иришка, указывая на камень среди сочно-зелёных листьев земляники.
Димка наклонился: крохотный ящерёнок лежал в нагретой солнцем каменной ямке.
- Молодец! – похвалил дед. – Только не трогай, пускай греется. Тронешь – хвостик откинуть может.
- Это мы уже знаем, - ответил Димка. – Ничего, потом новый вырастет!
- Новый-то вырастет, да не такой, как был – покороче, да раскрашенный по-другому. А если ещё раз кто прихватит за хвост – насовсем отбросит, будет без хвоста бегать.
- Ой, а у этой двойной хвостик! – Иришка осторожно указала на вырост посреди хвоста.
- Вот это чудеса! Дед, сфотографируй! – Димка протянул руку, чтобы задержать проворную ящерку, но она соскользнула с камня и исчезла в траве.
- Да ничего чудесного, кто-то до вас уже хватал её, она хотела хвост отбросить, позвонки разделились, а потом ей сбежать удалось. Хвост так и не отвалился, а новый расти начал, - объяснил дед. – Что поделать, бывает…
- Прямо как дракончик из сказки, - мечтательно протянула Иришка.
- Ладно, пойдем, ребята! – дед поднялся с бревна. – Лена-то, наверное, заждалась… Всех ягод всё равно не соберёте, птичкам тоже оставьте!
Не торопясь, но уже и не останавливаясь по пути, они пришли домой. Мама вытирала стол, на плите булькала кастрюля.
- Дед, ты вроде зайца сфотографировать хотел? – спросила мама. – Сходи к сараю, я там в яму картофельные очистки выбросила, а заяц пришёл и ест. И никого не боится, я его даже погладила.
Схватив фотоаппарат, дед бросился в дверь.
- Ну как, ребята, понравилась косуля? – мама поставила на стол тарелки с дымящейся кашей. – Налетайте!
- Вообще-то было страшно! Так темно, и в кустах всё время кто-то шуршал! Я думала, на нас вот-вот кабан выскочит, - рассказывала Иришка, удивительно быстро уминая кашу. В городе она никогда не завтракала так бодро. – Представляешь, а косули от нас по воздуху упрыгали! Зато потом я нашла ящерку. Сама нашла, никто не показывал! У неё хвостик вилочкой был!
- Дима, а ты-то ничего не испугался?
- Нет… Разве что немножко, когда на нас заяц вылетел, - Димка задумался. – Мам, а мы сюда зимой приедем? И папу возьмём, чтобы посмотрел на лисицу!
- Если с работы отпустят, - вздохнула мама. – И так большая удача, что сейчас выбрались к деду. Может быть, в следующем году…
Позавтракав, Димка вышел на крыльцо. Дед, довольный и весёлый, показывал Иришке на фотоаппарате снимки зайца. Тот действительно не убежал, а спокойно позволил себя поснимать, пока доедал очистки. Теперь хвост бесстрашного зайца мелькал в дедовском огороде между грядками.
- Он же там что-нибудь стащит! – удивился Димка.
- Пускай, с нас не убудет. Хороший заяц, фотогеничный. Хоть сейчас в журнал посылай! – дед выключил фотоаппарат. – Вы всё-таки постарайтесь ко мне почаще приезжать. Скучаю я по вам, ребята.
- Обещаю, - Димка повернулся в сторону леса, и ему казалось, что он даже сейчас может разглядеть животных в глубине чащи.
Впереди был ещё целый день. Снова настойчиво пела теньковка – и теперь Димка точно знал, что это она, а не какая-то другая птичка. Как оказывается, легко встретить всех этих скрытных и осторожных обитателей леса! Просто нужно научиться смотреть на каждого из них тихо и внимательно, не мешая их привычным делам. Так, как дед и мама давно умеют. Так, как сегодня Димка научился смотреть на косулю.