Яблочные черемушки

Меня зовут Настя Томская. Я - миниатюрист-кукольник: делаю кукольные домики для детей и взрослых, и немножко для театра. Благодаря своему ремеслу я познакомилась с удивительным маленьким народцем. Вот как это было.
Давным-давно, когда мне было десять лет, я купила в букинистическом магазине толстую старинную книгу. Однажды из нее выпал сложенный вдвое листок, на котором детским почерком было написано:
(дореволюционная орфография)
“Ты, читающий это письмо, расскажи миру о тайне. С незапамятных времен в садах жили черемýшки. Они ростом с ладонь моей maman. Этот маленький народец никогда не показывается людям, а зовется он “черемушки” потому, что первый дом с маленькими жителями появился под кустом черемухи. Яблочные черемушки живут под яблоней, сливовые - под сливами, грушевые - под грушами. Удивительные человечки помогают плодовым деревьям. С их помощью растут листья и цветы, зреют сочные плоды. Черемушки защищают деревья от насекомых и червей, бесстрашно сражаясь с вредными существами.
В домах этих маленьких человечков чистота, и порядком уютнее, чем в наших дортуарах, ведь дом для всех черемушек с самых давних времен был почти членом семьи, поэтому в нем всегда будто праздник. Многие рецепты черемушек - это рецепты наших бабушек. Полотняные простыни, свежие пироги и варенье, книги сказок и тихие песни составляют их мир. Вечерами, успев засветло переделать все важные дела, черемушки читают сказки и легенды при свете свечей.
Сотни невидимых глазу тропок соединяют домики черемушек. На деревянных повозках маленькие человечки ездят туда-сюда, собирают кусочки мела для побелки стволов, щепки и уголь для растопки плит, перышки и пух для перин, семена растений, грибы и ягоды, привозят от пчел мед в глиняных горшочках.
В день праздника урожая все черемушки обмениваются семенами и косточками. Яблочные, например, дарят семена сливовым черемушкам, а те, в свою очередь, грушевым, а грушевые - вишневым, и так по кругу. Иногда хозяева какого-нибудь сада удивляются, обнаружив неподалеку от ухоженной яблоньки молодое сливовое деревце и не догадываются, что это подарок таинственного народца.
Если встретишь черемушек - помоги им, принеси лоскутков и хлебной муки - они отплатят тебе добром. И это вовсе не прелестная сказка, а самая настоящая правда. Мне рассказала мовешка из третьего класса, а она уж наверное знает.
за сим, остаюсь
ученица
Частной женской гимназии С.Н. Фишер,
Москва, Пречистенский бульв., 31
Мария Т.
класс m-lle Перюссе”

Спустя двадцать лет я сидела под дачной яблоней и вышивала маленькую подушечку. Эта роза на кремовом фоне пригодилась бы в моем новом кукольном домике. Был июль, грело солнце, жужжали пчелы. И вдруг что-то зашуршало в траве, будто мышь искала, чем бы поживиться. Я воткнула иголку в вышивку, и, опустив пяльца, всмотрелась в траву перед собой. Сперва я видела только оранжевый цветок. Но цветок шевельнулся, подпрыгнул, и я с изумлением увидела, что это маленькая рыжеволосая девочка.
Тут-то я и вспомнила письмо гимназистки: “Принеси лоскутков и хлебной муки”, - всплыло у меня в памяти, и сразу же осенило: за лоскутками далеко ходить не надо.
-Хочешь, я подарю тебе эту подушечку? - спросила я, показывая девочке начатую вышивку.
-Ах! - воскликнула та и хлопнула в ладошки, - правда?
-Конечно, я непременно отдам ее тебе, как только закончу.
-Спасибо! Она очень подойдет в нашу детскую. Вон она, на втором этаже. Видишь наш домик?
-Где, где?
И тут я увидела. Не такой уж и крошечный, но он так тщательно был укрыт корой и соломой, что заметить его было трудно.
Девочка сделала шутливый книксен и представилась:
-Календула!
И правда, ее рыжая головка очень напоминала цветок календулы.
В тот же день я перезнакомилась со всем семейством яблочных черемушек. Папа Пум и мама Пимини ухаживали за яблоней и за тремя своими ребятишками: Календулой и двумя мальчиками-двойняшками Мелком и Молотком. Каждый день я приходила под яблоню, а Календула рассказывала мне истории из жизни черемушек.

1/ ВЕСНА
Солнце растопило снег, скрывавший дом черемушек от посторонних глаз: голодного зверя или случайного прохожего. Высокая белая шапка осела, и в комнату на верхнем этаже скользнул солнечный луч. Проскакав по доскам пола, по домотканым коврикам, скользнул по пустой люльке и нахально остановился прямо на носу папы Пума. Тот чихнул, просыпаясь, и тогда луч перескочил на щеку мамы Пимини, разбудил и ее.
-Весна, - жмурясь, сказал папа Пум.
-Пора готовить завтрак, - откликнулась, сладко потягиваясь, мама Пимини, - и будить детей.
В кухне было темно: снег еще лежал у земли, и не давал солнцу заглянуть через окна, поэтому мама зажгла свечи и растопила плиту заготовленными с осени дровами. Мама пекла оладьи, жарила омлеты, варила кофе и какао, но главным блюдом была овсяная каша с яблочным вареньем - с нее начинали день все черемушки.
Первой вниз спустилась бодрая Календула, за ней позевывая пришли сонные еще Мелок и Молоток. Папа Пум налил в огромную чашку кофе, отпил и вновь сказал:
-Весна!
-Мам, а как же мы выйдем наружу? На улице еще полно снега, мы дверь не сможем открыть!
-У нас много дел внутри дома, надо привести его в порядок после зимы, - ответила она.
И вот черемушки подметали и мыли пол, начищали кастрюли и сковородки, перестирывали белье, протирали от пыли полки, проверяли запасы: не потаскали ли мыши зерно и муку.
Папа растапливал воск: запас свечей сильно уменьшился за осень, и его предстояло восстановить. Мама штопала носки. А однажды Календула, точно услышав чей-то зов, побежала в детскую, на второй этаж, отдернула занавески, распахнула дверь на балкончик и зажмурилась от счастья. Сияло солнце, по небу бежали белоснежные пухлые облачка, и во всем этом великолепии заливисто голосили птицы.
-Весна-а-а-а! - завизжала Календула и затанцевала на балкончике радостный танец.

2/ ПЧЕЛКА
Папа Пум вел дневник, “Судовой журнал”, как он говорил, вспоминая о своей матросской юности. Постепенно его дневник превратился в настоящую книгу. Книги вообще были для черемушек радостью и наградой. Каждый вечер семья собиралась в кухне, и папа или мама брали с полки книгу. Однажды мама читала Историю о Пчелке.
“Давним-давним солнечным утром одна семья сливовых черемушек сидела на полянке около дома. Самая маленькая черемушка танцевала, сама себе подыгрывая на тамбурине. Очень уж эта черемушка любила танцевать. Как проснется - сразу пляшет. В самый главный день года, на Празднике Урожая, эта малютка перетанцевала всех взрослых. И тут на дом опустилась тень огромной пчелы. В те времена пчелы были для черемушек большой опасностью! Все побежали прятаться в дом, только наша крошка-черемушка не кинулась удирать, а подошла к пчеле и стала гладить меховую спинку. “Мама, мама, смотри, какая полосатая кошечка!” - сказала она оцепеневшей от ужаса матери. Пчела опешила, а потом сказала только “Жжу!” и два раза повернулась - а на пчелином языке это значит “Какая миленькая у вас девочка!” Маленькую черемушку так и прозвали - Пчелкой. Мама сшила ей полосатое платьице, и девочка-Пчелка играла с пчелами в салочки и чехарду, расчесывала им гребешком брюшки и спинки, полировала усики, а пчелы приносили ей мед и нектар. Пока Пчелка была маленькой, пчелы часто приглашали ее в гости в улей: десять сильных пчел брали ее за платье и поднимали прямо ко входу в улей, который называется “леток”. Там, среди медовых сот, в золотистом полумраке, Пчелка быстро выучила танец пчел - а ведь танцем пчелы разговаривают, это всем известно. Так главный Пчелкин талант - хорошо танцевать - подружил пчелиный народ и черемушек. Когда Пчелка выросла, пчелы больше не могли брать ее в улей, но Танцу пчел с тех давних времен учат всех черемушек”.
-Мама, - воскликнула Календула, когда Пимини закрыла книгу - как же мне узнать, какой у меня главный талант? Вдруг у меня его вообще нет...
Мама покачала головой:
-Талант есть у каждого. Следи внимательно за тем, что тебе нравится - и обязательно найдешь его. Главное, не бойся и пробуй новое.
-Больше всего на свете мне нравится придумывать истории! Мне кажется, я бы смогла, как папа, записывать все наши дни в Большую Книгу.
-Что ж, - сказал папа, - сделаю тебе завтра книжку и перо, пиши свои истории. А в конце каждой недели будем сравнивать, что у нас с тобой получилось.
Так они и сделали. Получалось смешно. Например, папа Пум писал: “Вторник. Был дождь. Все ветви яблони целы, но сбило несколько цветков. На обед был гороховый суп”, а Календула про тот же день писала: “Вторник. Была радуга, мы купались в луже, а Мелок потерял свой башмак. На обед был сладкий молочный пудинг с вареньем”.
Слава о дневнике Календулы разнеслась по всем окрестным домам. На Празднике Урожая девочка, стоя на сцене, украшенной лепестками астр, читала свои рассказы, как настоящий артист.
Вот так и получилось, что все эти истории мне пересказала Календула, которая тщательно записывала их в своей Маленькой Книге.

3/ ПОЛЬЗА СТИХОВ
Однажды утром Папа Пум сказал:
-Дети! Знаете ли вы, как мы добываем молоко и яйца? Или пух и перья для перин?
-Ну да, - сказала Календула, - на ферме.
-Дорогая, я спросил как, а не где.
-Ну, берем у коровы молоко, - пожал плечами Молоток.
-Вот этому вам и предстоит научиться, - сказал папа, беря свою сумку и трость.
Они взяли тележку, погрузили в нее две стеклянных бутыли для молока, пару мешков и большую корзину, и задолго до полудня были у фермы.
-Пап, а мы что, без спросу у все будем брать? - опасливо спросил Мелок, -так разве можно?
-Давным-давно первые черемушки договорились с людьми так: мы работаем, охраняем яблоню, урожай готовим. А взамен можем брать еду с фермы, ровно столько, сколько нам нужно, но не больше и не меньше. Ну, полезай в щель в заборе и направо, там курятник!
Первым в курятник зашел папа Пум, поэтому все остальные врезались в него, когда он вдруг резко остановился.
-Ко-ко-ко! - это тощий и облезлый петух выпучил глаза и воинственно захлопал крыльями.
Папа Пум поднял палку и по морской привычке крикнул: “Полундра!”, но тут вперед выскочила мама Пимини и запела:
-Петух-петушок,
Где зубной порошок?
Где зубная щетка?
Где же злая тетка?
Услышав про злую тетку, петух торопливо взлетел на насест и опасливо поглядел на дверь: не идет ли хозяйка.
-Вот так, дети, - сказала мама Пимини, - нужно разговаривать с животными. Сочиняете на ходу стишок, да и все! Но можно и дома подготовиться. Вот так, - она достала из сумки несколько сушеных ягод черники и подошла к белой пухлой курице:
-Курочка-пеструшка
милая подружка
дай нам всем яичко
угощу черничкой!
Курица с удовольствием склевала черничины, а Мелок с Молотком осторожно взяли яйцо и положили его в тележку.
А вот в коровнике дело пошло не так хорошо. Мелок решил попробовать:
-Эй корова побыстрее
дай нам молока
очень прошу!
скорее!
Корова коротко мыкнула, опустила рога и стала угрожающе мотать головой: ей совершенно не понравилось, как к ней обращаются. Тогда нашелся Молоток и пронзительно завопил:
-Коровушка-буренка
Накорми ребенка
Дай же ты мне молочка
Дам тебе я чесночка
-МУ!!! - окончательно рассердилась корова и даже сделала шаг к Молотку. Тот завизжал и спрятался за брата.
- Буренка-коровка
Рогатая головка
Молочка нам всем налей,
а сама воды попей, - дрожащим голосом проговорила Календула, наливая в поилку воды из своей собственной фляжки.
Корова ворчливо замычала, но сменила гнев на милость. Мама Пимини подоила Буренку, наполнив обе бутыли молоком: теперь у черемушек дома будет и сметана, и сливки, и творог.
Вечерело, золотистый закатный свет сменился сиреневыми сумерками. Люди в доме зажгли лампу, но черемушки еще не закончили: последним пунктом их путешествия по ферме стала овчарня. Из шерсти мама Пимини сучила пряжу, а из пряжи вязала свитера и шапки.
-Беленькой овечке
посвечу я свечкой
Дай нам шерсти на пятак,
чтоб набить руном тюфяк, - пропел Молоток и достал из кармана монетку. По счастью, овца не умела считать, и не поняла, что золотой кружочек вовсе не пятак, а копеечка.
Возвращаясь домой, семейство освещало себе путь фонариками, а Мелок и Молоток упражнялись в сочинении песен.
-Только про сову и филина не пойте, - посмеивался папа, - прилетят и утащат, как зазевавшихся мышат.
Но дети видели, что папа Пум не даст их в обиду.

4/ ШАРЛОТКА
-Сегодня будем печь шарлотку! - сказала мама Пимини с утра, - первый урожай мы сняли, варенье сварили, яблок засушили, теперь время и пирог испечь.
Но для шарлотки нужны яйца, а их у мамы Пимини не было, и Мелок и Молоток, прихватив с собой тележку, отправились в деревню. Они быстро нашли курятник, спели курице песню (теперь они это умели прекрасно!) и вот уже грузили на тележку, застланную соломой, прекрасное крупное яйцо. Мальчишки были страшно рады, что им так легко удалось выполнить мамино поручение, поэтому они дружно впряглись в тележку и побежали как заправские лошадки, напрочь забыв о хрупком грузе.
Колеса тележки гремели на ухабах тропинки, а двойняшки весело распевали:
-Скачем-скачем по дороге!
Спит медведь зимой в берлоге,
Днем сова храпит в дупле:
Смотрят сон о пироге

Где наш яблочный пирог?
Испечешься, милый, в срок!
Сами мы его съедим,
А медведю не дадим.

И на последней строчке они галопом подскакали к двери домика черемушек.
Мама стояла у дверей, и сразу увидела, что ее веселые помощники вместо яйца привезли омлет.
-Ндааа, - сказала она, - вот это прогулялись.
Пришлось Мелку и Молотку собрать испачканную солому, вымыть тележку и сходить в деревню за новым яйцом. К возвращению домой они уже так устали, что еле держались на ногах, но как только узнали, что папа Пум будет рубить яблоко, сразу пришли в себя. Маленький топорик папы так и мелькал в воздухе, а мама ловко ловила в миску кусочки яблока. Дети надулись: им не перепало ни одного кусочка, но папа подмигнул маме и - хоп! хоп! хоп! - у каждого уже был прекрасный свежий и сочный ломоть яблока.
И вот, когда шарлотка уже стояла в духовке и распространяла изумительный запах теста и печеных яблок, в дверь постучали. На пороге стояла мышка-полевка.
-Ах, соседка, что это у вас так прекрасно пахнет? - пропищала она, а ее носик непрерывно двигался.
-Шарлотка, - ответила мама Пимини, кивнув в знак приветствия.
-Ах, очень приятно, прекрасное имя! - присела мышка.
С того самого дня мышку стали называть Шарлоткой. Она оказалась большой любительницей яблочных пирогов. Больше Мелку и Молотку не приходилось впрягаться в тележку: Шарлотка помогала им с доставкой продуктов, а мама Пимини угощала ее пирогами. Чем дальше, тем больше мышь и черемушки привязывались друг к другу, и их “пироговое” знакомство переросло в самую настоящую дружбу. Они ходили друг к другу в гости, обменивались рецептами и провизией. Муж Шарлотки, мыш Абрикос Иваныч, часто приходил к папе Пуму. По вечерам они садились на балкончике, пили иван-чай и беседовали о лечебных травах. Абрикос Иваныч был большой любитель травяных настоев, травки он собирал сам и всегда сушил прямо в их с Шарлоткой норке. А папа Пум рассказывал о своих морских путешествиях: в молодости он обошел полмира на корабле “Аспарагус”, попадал в штормы и во льды, трижды пересекал Бермудский треугольник, пока не приехал сюда и не встретил маму Пимини. Послушать папу Пума всегда собирались дети, и всякий раз его рассказы обрастали все новыми диковинными подробностями.

5/ ПЕРЫШКО
Однажды утром в кухню спустился расстроенный папа. Он ерошил и без того всклокоченные рыжие волосы, а борода топорщилась будто бы сама собой, выдавая все его возмущение.
-Что случилось? - удивилась мама Пимини.
-Перо! Перо! Ни одного пера! - трагически воскликнул папа, стоя на ступенях лестницы: - Все исписал, ни одного не осталось, разрази меня гром. Пропал наш “Судовой журнал”.
Половина завтрака прошла в молчании, а потом папа Пум сказал:
-Я читал в старинных книгах, что соловьиное перо куда лучше воробьиного. По легенде, соловьиное перо в пальцах превращает черемушку в настоящего поэта!
Тут Календула схватила свою сумку, бросила туда пару пирожков, натянула шапку и сказала:
-Я пойду в лес и добуду тебе соловьиное перо! Сегодня же у тебя оно будет!
-Мы с тобой, с тобой! - закричали мальчишки, но Календула уже выскочила за дверь и через минуту бежала по лесу.
Солнце светило ярко, и малиновая шапочка Календулы мелькала между травинок точно шляпка сыроежки.
Вдруг кто-то спрыгнул на землю рядом с ней и ухватил прямо за голову.
-Ай! - взвизгнула Календула, и этот кто-то сам завизжал и отскочил. Оказалось, белка приняла шапочку черемушки за гриб. Пока они раскланялись, обменявшись приветствиями и извинениями (этот лесной этикет требовал много времени), пока Календула объяснила, что ищет, пока белка вспоминала, где живут маленькие птички - вьюрок, зяблик чечетка - подошло время обеда. Но про соловья белка ничего не знала: они птицы скрытные, стараются селиться в глуши, так, чтобы куница не съела, или сова не потаскала яйца на омлет. Календула вздохнула и побежала дальше в лес, но на березе не оказалось вьюрка, на клене - зяблика...
Солнце клонилось к закату. В лесу становилось сыро и неуютно, и Календула боязливо оглядывалась. Надежда найти перо для папы таяла с каждой минутой, кроме того, дома уже наверняка начали не на шутку волноваться. И вдруг она услышала такую красивую песенку, что даже забыла про все свои страхи. За переливами птичьего голоса Календула с трудом разбирала слова:

Был рассвет сегодня ясный,
Завтрак был, потом обед.
Дождик шел такой прекрасный,
А за ним шел ветер вслед.

Мой братишка воробей
Прилетал ко мне на полдник,
Ночь пришла чернил темней,
Я ж не сплю, луны поклонник...

И вот Календула увидела крошечную невзрачную птичку, сидевшую на ветке кустарника. Соловей, ну конечно! Соловей, ура!
-Соловей-соловушка,
Бурая головушка,
Подари мне перышко,
Дам тебе я зернышко!
Соловей сердито скосил на нее черный глаз - мол, кто мне помешал петь? Черемушка порылась в сумке и достала горстку зернышек. Тогда уж соловей сменил гнев на милость и полетел к Календуле ужинать.
Голодная, уставшая, но довольная Календула торопливо шла по тропинке к дому. И вдруг увидела бегущую ей навстречу испуганную маму с фонарем в руке.
-Нашла-а-ась!.. - закричала Пимини, и на дорогу выскочил рассерженный папа в старой зюйдвестке.
-Ну что вы волновались, - весело сказала Календула, - я же сказала, что принесу перо! Вот и принесла! Сегодня же!

6/ МИМОЗА
Прошло уже несколько дней, как в семье произошло счастливое событие: у мамы Пимини родилась дочка. Крошечную девочку за яркий желтый пух на голове сразу же прозвали Мимозой. Колыбелька в спальне родителей больше не стояла пустой. Прибавилось стирки и забот, но и солнца как будто прибавилось. А еще стало очень шумно. Звонкие крики оглашали дом и днем, и ночью: то у малышки болел животик, то она хотела есть, то просто не спалось.
-Мама, - однажды возмущенно завопила Календула, - сколько можно, скажи ей, чтобы перестала вопить. Она должна понимать, что можно подождать немножко, пока ты ей не дашь молока!!
Мимоза притихла от неожиданности и будто бы даже обиды, а потом раскричалась еще сильнее.
Тут свесившись со второго этажа закричали мальчики:
-Мама, она не дает нам читать! Мы не можем делать уроки!
Пимини покачала головой и дала Мимозе бутылочку. Мама уже не улыбалась, как обычно, она глубоко задумалась и даже погрустнела. С той самой минуты в доме поселились раздоры. Календула огрызалась на Мелка и Молотка, а мальчики - на нее. Папа и мама ходили уставшие и неулыбчивые. Уютный прежде дом стал полон печали и… почему-то пыли. Детям казалось, что все это из-за желтоволосого кричащего комочка.
Однажды мама сказала:
-Дети, сходите к Шарлотке, она обещала нам травку зверобой.
Крошка Мимоза пронзительно кричала все утро, и Календула с мальчиками были рады отлучиться.
Они шли по тропинке молча, раздраженные друг на друга и на все вокруг, и вдруг услышали отчаянный писк. В кроне невысокого дерева они увидели гнездо воробья. Маленькие птенцы широко раскрывали желтые клювы и плакали, но тут прилетела воробьиха и принялась кормить детей, попутно гладя клювом каждую взъерошенную головку. На соседней сосне белка терпеливо придерживала за хвост бельчонка, а он все высовывался из дупла и верещал.
Все в том же молчании дети дошли до дома Шарлотки. Мышка открыла им дверь. На ней был чепчик и беленький передник, а в лапках она держала крошечного мышонка, завернутого в тряпочку, укачивала его и пела знаменитую мышиную колыбельную, которую все мыши поют своим детям:

- Спи, мышонок, не пищи!
Ветер, ночью не свищи,
Сам скорее засыпай -
Детка спит моя, бай-бай.

В теплой сладкой темноте
Мышки спят в родном гнезде.
Крошка сыра, горсть зерна -
Мышь сыта в объятьях сна.

Глаз кота и зуб куницы
Не страшны под половицей.
Шум снаружи, в норке тишь -
Никого не бойся, мышь!

Мышонок хныкал и извивался.
-Давайте, я его подержу, - вдруг сказала Календула и взяла у Шарлотки вопящий сверточек.
-Спасибо, - ответила мышь, - вы за зверобоем? Сейчас, подождите секундочку....
-А у нас дома, - вдруг заявил Мелок, - Мимоза так кричит, так кричит, ничего делать не дает!
-А ваша мама рассказывала, что ты, Календула, кричала так, что тебя было слышно у соседей. А вы, мальчики, вообще не давали родителям спать.
-Правда? - растерянно спросила Календула, прижимая к себе тепленького мышонка, - И мы тоже?..
Шарлотка фыркнула:
-Все дети одинаковые, что мышиные, что птичьи, что человечьи. О, да у тебя талант - смотри-ка, успокоился.
И правда: мышонок притих, пригрелся и уснул. Календула положила его в гнездышко и задумалась.
Домой дети шли, передавая друг другу тяжелый тючок со зверобоем, уже почти помирившиеся. В кухне мама Пимини варила яблочный суп.
-Спасибо, милые, - улыбнулась она и забрала у Мелка траву, - сейчас, заправлю сливками суп…
Календула подошла к люльке, взяла Мимозу на руки и улыбнулась, а сестренка вдруг засмеялась в ответ на ее улыбку. Жизнь в домике черемушек опять наладилась, а уют и чистота вернулись в тот же вечер.

7/ ЧЬЯ РАБОТА?
Папа Пум сидел у окна и чинил грабли. Мелок и Молоток ему помогали: висели над ним и сопели. Календула была в саду, а Мимоза гулила в люльке. Мама Пимини варила обед, напевая, и тут сказала:
-Мелок, порежь, пожалуйста, укроп. Молоток, а ты сбей, пожалуйста, масло.
-Чегоо? Фуу! - мальчишки одновременно наморщили носы, - это же женское дело! А мы мужчины!
-И что же вы, мужчины, делаете? - поинтересовалась мама Пимини.
-Грабли чиним!
-Грабли чиню я, - вдруг сказал папа Пум, - а вы бездельничаете, юнги. Кто вам сказал, что есть женская и мужская работа? Откуда вы это взяли? Сорока на хвосте принесла? Так я ей перья из хвоста повыдергиваю, чтоб чепуху не молола. - Папа Пум отложил грабли в сторону и спросил: - Как вы думаете, сколько нас в семье?
-Ну как, шестеро! Ты и мама, мы, Календула и Мимоза!
-А вот и нет. Еще наш дом. У него тоже есть своя работа. Кто укрывает нас от дождя и солнца? Кто не дает нам замерзнуть зимой? Кто охраняет наш сон? Кто хранит наши запасы? Дом. А вы его не посчитали.
Когда мы с мамой только поженились, то пошли искать наше дерево. Ведь черемушка без работы - это как курица без насеста: ни яйцо снести, ни отдохнуть. Мы шли, шли - ночью спали в траве, а днем искали. И вот, когда мы совсем отчаялись, то увидели нашу прекрасную яблоню. Она была очень, очень красивая. Когда мы начали строить дом, я положил под фундамент серебряную монету - так мы, моряки, бросали монету под первую мачту, чтобы у корабля было счастливое плавание. А как вы думаете, кто клал крышу на нашем доме?
-Конечно, ты! - хором сказали Мелок и Молоток.
-Конечно, мама. У нее талант: она очень ловко плела крышу из травы и промазывала ее глиной. Пока я делал плиту и клал пол, мама стеклила окошки: искала на дороге цветные бутылочные стеклышки и вставляла их в оконные рамы. И ствол яблони белила она, и танцевала для пчел тоже она.
Мы прожили наш первый “цветочный”, как говорят черемушки, год вот в этой кухне. А следующий год был “фруктовый”, ведь у нас родилось первое яблочко: Календула, и мы поняли, что пора строить второй этаж. И это мама придумала сделать балкон и попросила меня сделать надежный заборчик. И это мама придумала сделать в нашей спальне стеклянную стену. Мама знает про наш дом все - потому и заботится о нем больше, чем мы все. Она вышивает нам скатерти - потому что ее пальцы проворнее, чем мои. А вот мой дед, ваш прадед, такие салфетки вышивал - за ними по всей долине гонялись. Известный мастер был. А скажите мне, кто гладит белье в нашем доме?
-Эээ… Мама? - близнецы задумались. Стирка и уж тем более глажка совершенно не интересовали их, они просто привыкли получать чистые рубахи и штаны и спать на свежем белье.
-Я глажу, дети. Я, - сказал папа и поднялся во весь свой внушительный для черемушки рост, - а теперь будете вы. Довольно вам прохлаждаться, пора и дело делать.
И вот Мелок и Молоток по очереди раздували старинный тяжелый утюг, полный углей. Они вспотели, но не сдавались. Первым делом Молоток сжег выпавшим угольком свою собственную рубашку, а Мелок чуть не уронил утюг себе на ногу.
-Надо было соглашаться на укроп, - мрачно сказал Мелок, - не такая уж это женская работа.
-Ты что, - зашипел Молоток, - не бывает женских работ, понял?
(Продолжение следует)